Каталог статей

Главная » Статьи » Краеведение

Кузеванов Л.И. История Балашовского края: проблемы методологии и историографии. Моног. (2017 г.).

Введение

Локальные (местные) исследования призваны вводить в научный оборот ранее неизвестные местные материалы, изучение которых поможет вносить необходимые коррективы в академические концепции отечественной истории. В этом и заключается основное научное значение локальных исторических исследований.

К сожалению, на пути академического изучения местной истории существуют серьезные препятствия. Современная отечественная историография не осуществляет систематического анализа выходящих в свет локальных исторических работ, что не позволяет своевременно определять вклад местных авторов в изучение того или иного исторического периода.

Длительное отсутствие академической критики локальных трудов создает в общественном сознании иллюзию «научной изученности» местной истории, что неизбежно приводит к распространению и воспроизводству недостоверной исторической информации. По нашему мнению, это в полной мере относится и к процессу изучения истории Балашовского края.

В связи с этим возникает проблема [1]: современные[2] местные исследователи истории Балашовского края нередко (прямо или косвенно) преподносят свои труды как «научные» [3], но насколько эти претензии правомерны с позиций исторической науки? То есть нужно выяснить: каковы основные черты процесса изучения истории Балашовского края, осуществлявшегося в 90-е годы ХХ-нач. ХХI веков, и каков характер локально-исторического знания, полученного в результате этого изучения?

В качестве гипотезы можно предложить следующий тезис: недостаточный уровень академической подготовки современных локальных исследователей, как правило, приводит к появлению иллюзорных трактовок истории Балашовского края.

Содержание данного тезиса предварительно можно обосновать следующим образом. Во-первых, местная история традиционно изучается энтузиастами-краеведами, которые не могут обеспечить достаточно высокий уровень исторических исследований из-за отсутствия необходимой подготовки.

Во-вторых, местные краеведческие музеи, призванные осуществлять локальные исследования и оказывать методическую помощь населению в их поисковой деятельности, не имеют для этого нужного количества подготовленных специалистов и соответствующих материальных возможностей.

В-третьих, в процесс познания истории Балашовского края включились ученые, не являющиеся профессиональными историками, но пытающиеся изучать локальную историю методами своих наук, без учета специфики методологии и методики собственно исторического исследования.

В-четвертых, в условиях кризиса отечественного высшего образования качество подготовки дипломированных историков отставляет желать лучшего. Даже обладатели ученых степеней и званий иногда не в состоянии обеспечить должный уровень проводимых локально-исторических исследований.

Сформулированные проблема и гипотеза исследования позволили определить цель данной книги – обозначить основные черты процесса исследования истории Балашовского края, осуществлявшегося в 90-е годы ХХ – нач. XXI века и выявить характер полученного локально-исторического знания.

Под Балашовским краем понимаются территории, административным центром которых был город Балашов (Балашовский уезд, Балашовский округ, Балашовская область, Балашовский район и др.)[4]. То есть содержание термина «Балашовский край» обусловлено названием административного центра («Балашовский») и реально существовавшими территориями («край»), которые управлялись из этого центра[5].

Введение в научный оборот понятия «Балашовский край» вызвано необходимостью обозначить то территориальное целое, которое с течением времени и по разным причинам меняло свои размеры, но сохраняло (или восстанавливало) постоянное территориальное ядро – город Балашов с прилегающими территориями. Использование этого понятия ориентирует исследователей на ретроспективное выявление неких общих черт, этапов и тенденций в историческом развитии данной локальной общности, начиная с 1780 года, т.е. с момента учреждения Балашовского уезда и г. Балашова.

Что касается хутора, ставшего затем деревней Балашовкой и, наконец, дворцовым селом, то, вероятно, называть один населенный пункт «краем» было бы не логично. Тем более что пока об этой локальной общности нет каких-то других сведений, кроме названия и примерной даты образования. Неизвестно, был ли этот населенный пункт центром какой-то территории, которую можно было бы условно называть «краем».

Анализируя локальные исторические события, происходившие до 1780 года, нужно учитывать тот факт, что речь идет не об истории Балашовского края (не был еще образован Балашовский уезд и г. Балашов), а о его предыстории. Изучение предыстории крайне важно, так как выявляются предпосылки (природные, политические, экономические, этнографические, культурные) образования собственно края.

Однако изучение предыстории края имеет свои методологические ограничения. Например, нельзя рассуждать о событиях предыстории, как о событиях собственно истории края. Вот почему в таких случаях нужно обязательно делать оговорку, что речь идет о территории «будущего Балашовского края».

С другой стороны, надо иметь в виду, что максимальной по размеру историческая территория края была в годы существования Балашовской области (свыше 38 тыс. кв. км[6]). В связи с этим, по ходу рассуждений об исторических событиях, происходивших до 1780 года, было бы методологической ошибкой выходить за эти территориальные рамки или, наоборот, брать за основу какую-то другую, меньшую по размерам, историческую территорию. В противном случае будет неизбежно возникать вопрос – почему исследователь берет за основу не максимальную, а какую-то одну из ряда меньших по размеру исторических территорий будущего Балашовского края? Видимо, убедительно обосновать такой подход будет невозможно.

Итак, для того, чтобы не допустить произвола в выборе границ территории «будущего Балашовского края», нужно данную территорию фиксировать в рамках территории бывшей Балашовской области.

Другая ситуация складывается, когда речь идет о собственно истории края, т.е. с 1780 года. Здесь должно неукоснительно соблюдаться другое методологическое требование – изучать те или иные локальные исторические факты, прежде всего, в рамках конкретной исторической территории – уезда, округа, района и т.д. В этом смысле каждая историческая территория собственно Балашовского края имеет свою конкретную историю[7]. С другой стороны, локальные исторические факты должны рассматриваться в широком историческом контексте: региональном, общенациональном и (при необходимости) в международном. Иначе исследователь может впасть в т.н. краецентризм – преувеличение роли местных событий и местных деятелей в истории России[8].

В соответствии с целью исследования были сформулированы его задачи:

- на основе изучения литературы определить (для целей данной книги) соотношение понятий «региональный» и «локальный»;

- в ходе анализа местных трудов по истории Балашовского края выяснить трактовку их авторами понятия «наш край»;

- изучить проблему достоверности сведений о Червленом Яре, реке Хопер, хоперских казаках, заселении будущего Балашовског края;

- исследовать трактовки церковной истории в локальных трудах[9];

- проанализировать освещение событий Гражданской войны 1918-1921 гг. и начального периода нэпа на территории края в локальных трудах;

- изучить понимание местными исследователями событий из истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Новизна данной монографии заключается в том, что впервые с позиций академизма исследованы содержание и понятийный аппарат основных локальных работ по истории Балашовского края, изданных в 90-е годы ХХ – нач. ХХI в.

Объект данного исследования – содержание современных локальных трудов по истории Балашовского края. Предметы исследования – 1) спорные (или несостоятельные с академической точки зрения) утверждения местных авторов по истории Балашовского края, опубликованные в 90-е годы ХХ – нач. ХХI в., 2) основные черты знания по истории Балашовского края, полученного локальными исследователями в изучемый период.

В качестве историографических источников использовались труды, посвященные истории Балашовского края. В составе данных источников преобладают работы балашовских авторов. Исторически сложилось так, что в г. Балашове большое количество интеллигентов стремится реализовать свой творческий потенциал в процессе изучения местной истории. По их инициативе издается довольно большое количество работ, в которых затрагиваются проблемы истории Балашовского края.

Для выяснения достоверности сообщаемой в локальных работах исторической информации и выявления новых исторических фактов подвергались анализу материалы некоторых фондов областного государственного учреждения (ОГУ) «Саратовский государственный архив» (ГАСО) и его филиала в г. Балашове (БФ ГАСО), государственного казенного учреждения Волгоградской области (ГКУВО) «Государственный архив Волгоградской области» (ГАВО).

Частично исследовались материалы периодической печати, в которых содержится новая или малоизвестная информация по избранной теме. При подготовке книги изучалась разнообразная историческая литература. Так, впервые для историографического анализа местных работ по истории Балашовского края использованы: монография А.А. Шенникова «Червленый Яр. Исследование по истории и географии Среднего Подонья в XIV-XVI вв.»[10], исследования по истории российского казачества, в том числе и хоперского[11], монография известного нижегородского историка В.П. Макарихина по истории губернских архивных комиссий России[12]. Кроме того, частично использовались материалы, ранее опубликованные автором данной книги[13].

Теоретической основой проведенного исследования является академическая парадигма исторического познания (академизм), включающая в себя следующие, связанные между собой, концептуальные установки:

историческая реальность - это современная история и прошлое, представленное непосредственно наблюдаемыми историческими источниками;

историческое время, как категория академической истории, обозначает необратимую, последовательную смену исторических событий (событийные ряды);

академическое историческое познание носит преимущественно ретроспективный характер и, также как и другие направления академического познания, отличается незавершенностью, охватывая лишь фрагменты объективной реальности;

объектом академической истории является человечество, исторически развивающееся и взаимодействующее с природой;

предметом академической истории являются исторические факты: факты-события, факты-связи, факты-источники, поддающиеся непосредственному наблюдению, а также факты-информации, методолого-историографические факты, рассматриваемые в рамках исторического времени (событийного ряда), условно подразделяемого на календарное, социально-историческое и историографическое.

Учитывая ограниченные возможности методов непосредственного наблюдения и эксперимента в истории, можно констатировать, что основу исторического исследования составляют факты-источники, факты-информации и методолого-историографические факты.

В процессе исторического познания происходит:

поиск, установление и интерпретация главным образом существенных исторических фактов – основных единиц академического исторического знания. Иерархия подобных фактов выстраивается в зависимости от целей, территориальных рамок, имеющейся совокупности исторических источников и иных особенностей конкретного исторического исследования. Важные для академической истории сами по себе, существенные исторические факты, кроме того, служат основанием для теоретического осмысления изученных фрагментов исторической реальности;

получение академического исторического знания двух видов – академического исторического знания-мнения и академического исторического доказанного знания. Академическое историческое знание-мнение может получить статус доказанного на основе решения какого-либо сообщества профессиональных экспертов-историков;

включение доказанного академического исторического знания в структуру академической истории в виде повествования о существенных исторических фактах (интерпретация-описание) и в теоретически обобщенном виде (интерпретация-объяснение);

постоянный рост и уточнение доказанного академического исторического знания;

сохранение положительного (т.е. не опровергнутого в ходе уточнения) содержания преодолеваемой ступени доказанного академического исторического знания.

Основными процедурами академического исторического исследования являются:

историографический анализ изучаемой проблемы;

обоснование проблемы и гипотезы, объекта и предмета, цели и задач;

непосредственное наблюдение фактов-событий, фактов-связей современной истории и фактов-источников;

опосредованное наблюдение прошлого с помощью фактов-информаций;

имитационное моделирование, историческое и иное экспериментирование в зависимости от целей и задач исследования;

академическая историческая реконструкция, включающая в себя повествование об исследованных существенных исторических фактах и теоретическое их обобщение. Теоретические обобщения касаются главным образом тенденций хода истории, понимаемых как устойчивые направления в развитии тех или иных исторических процессов, каждое из которых ограничено определенным событийным рядом, территориальными и иными рамками;

академическая экспертиза полученных результатов на основе критериев, принятых в каком-либо действующем сообществе профессиональных экспертов-историков.

Основными методами исторического исследования являются:

общенаучные методы (исторический, логический, классификации);

специально-исторические методы [синхронный, хронологический (его разновидность - проблемно-хронологический), периодизации, сравнительно-исторический, ретроспективный].

Описательно-повествовательные методы являются преобладающей формой исторического анализа. Качественный анализ исторических фактов основывается на сущностно-содержательных понятиях и категориях, выраженных в естественно-языковой форме.

К основным категориям академической истории относятся: историческая реальность, исторический факт, исторический источник, историческое время, методы исследования исторической реальности, академическая историческая реконструкция, академическое историческое знание[14].

Приводим содержание некоторых понятий локальной историографии, используемых в данной монографии.

Локальная общность - небольшой населенный пункт (город, село и т.п.); несколько небольших населенных пунктов; более крупная часть территории субъекта Российской Федерации (например, муниципальный район). При изучении истории локальных общностей учитываются изменения их территории в прошлом. К локальным общностям относятся и учреждения (организации, неформальные коллективы), располагающиеся (располагавшиеся) на территории части губернии (края, области).

Локальная (местная) история – история локальных общностей.

Локальный (местный) исследователь (автор) - исследователь, изучающий локальную историю и, как правило, проживающий (проживавший) на изучаемой территории. Данную местность он (по разным причинам) воспринимает как «малую родину», «родной край».

Локальные (местные) труды (местная литература) – статьи, книги, сборники материалов, опубликованные локальными (местными) исследователями.

Локально-исторические исследования (местные исторические исследования, локальные исследования) – исследования, целью которых является получение локально-исторического знания.

Локальные исторические факты - факты-события, факты-связи, факты-источники, поддающиеся непосредственному наблюдению, а также факты-информации, методолого-историографические факты, касающиеся непосредственно истории локальной общности.

Локально-историческое знание – результат исследования местной (локальной) истории. Такого рода знание может быть как акдемическим (полученным в результате использования академических процедур исследования), так и "поисковым" (полученным в результате поисковой деятельности членов познавательных сообществ).

Локальные (местные) познавательные сообщества – группы локальных (местных) исследователей, не владеющих (или не овладевших) в достаточной мере методологией и методикой исторического исследования (одно из самоназваний - «поисковики»). Продукция подобных сообществ является в основном лишь фактом историографии и библиографии. В отдельных случаях продукция локальных познавательных сообществ может содержать некоторую полезную для академических исследований информацию. Термин «познавательные сообщества» используется в социологии знания[15].

Автор не претендует на исчерпывающее рассмотрение темы, вынесенной в заглавие книги, ограничивается анализом основных спорных утверждений, содержащихся в местной литературе 90-х годов ХХ - нач. ХХI в. Результаты исследования изложены в форме исторических и историографических очерков.

Ссылки и примечания

[1]Выделения курсивом в тексте монографии сделаны автором (другие случаи специально оговариваются). Данная книга является переработанным и дополненным вариантом монографии «История Балашовского края: проблемы методологии и историографии» (Саратов: СГЮА, 2014. 576 с.).

[2]Современные исследователи, т.е. те исследователи, которые изучали историю края в 90-е годы XX-нач.ХХI в.

[3]В ряде сборников статей Балашовского краеведческого музея имеется пометка «научное издание» (См., например, Музей как отражение истории края. Прихоперье и Саратовский край в панораме веков. Материалы XII историко-краеведческой конференции 22 ноября 2002 года /Отв. ред. В.С. Вахрушев. Балашов, 2003; Прихоперье и Саратовский край в панораме веков. Материалы XIII историко-краеведческой конференции 21 ноября 2003 года /Отв. ред. В.В. Назаров. Балашов, 2004; Прихоперье и Саратовский край в панораме веков. Материалы XIV историко-краеведческой конференции 19 ноября 2004 года, посвященной 60-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов /Отв. ред. В.В. Назаров. Балашов, 2005). Назаров Владилен Викторович - кандидат исторических наук, доцент.

[4]См. Кузеванов Л.И. Балашовский край: что это такое? //«Балашовская газета». Приложение к «Российскому историческому журналу». 2004. №1. С.2.

[5]Термин «Балашовский край» относится и к ныне существующему Балашовскому муниципальному району.

Локальный исследователь Д.П. Госков (1900-1990), приложивший немало усилий для установления исторических документов по предыстории г. Балашова, считал, что «хутор Василия Балаша или Балашова (Балашки) и деревни Балашовки в архивных документах не указаны, но, поскольку в 1745 году их еще не было, есть основание считать, что они возникли в период между 1745 и 1761 годами. Не исключено, что в 1745 году хутор уже был, но почему-то не попал в документы второй ревизии, но это маловероятно» (См. Госьков Д.П. Далекое прошлое Балашова //Балашовский исторический журнал. 1993. №2. С.18).

[6]См. Материалы (Указ Президиума Верховного Совета СССР, Постановление Совета Министров СССР, характеристики, справки, карты районов и т.д.) по организации Балашовской области и ее административно-территориальному делению за 1954-1956 гг. //Филиал ОГУ "Государственный архив Саратовской области" в г. Балашове (БФ ГАСО). Ф.640. Оп. 1. Д.1. Л.14.

В документе указана цифра 3839,94 тыс. га. В переводе на кв. км получается 38399, 4 (кв. км). Для сравнения: Балашовский округ (вторая по величине историческая территория Балашовского края) составлял 17 тыс. кв. км (См. Протокол первого Балашовского окружного съезда Советов РК и КД и материалы к нему (См. Доклады, протокол мандатной комиссии, наказы, обращения, списки делегатов). 15-16 августа 1928 г. //БФ ГАСО. Ф.151. Оп.1. Д.11. Л.16. Площадь Балашовского уезда на 1926 год составляла 13945 кв. км (См. Балашовский уезд. [Электронный ресурс]. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Балашовский_уезд (дата обращения: 20.04.2017).

[7]См. об этом: Кузеванов Л.И. Балашовский край: что это такое? С.2. Если исследователь берет за основу другой термин (например, «Саратовский край»), то он должен также обосновать целесообразность его использования и последовательно придерживаться выбранных территориальных рамок исследования.

[8]См. Кузеванов Л.И. Академизм и современные трактовки локальной истории. Балашов, 2008. С.113.

[9]В данной монографии понятие «Балашовский край» обозначается иногда просто как «край».

[10]См. Шенников А.А. Червленый Яр. Исследование по истории и географии Среднего Подонья в XIV-XVI вв. Л., 1987.

[11]См., например, Нарожный Е.И. О книге А.А. Хрекова «Древности Прихоперья» (Балашов: Изд-во «Николаев», 2004. 200 с.) //Российский исторический журнал. 2005. № 2; Великая Н.Н. Об этнических особенностях казачьих групп //Российский исторический журнал. 2006. № 1.

[12]См. Макарихин В.П. Губернские ученые архивные комиссии России. Н. Новгород, 1991.

[13]См. раздел «Библиография».

[14]Обоснование данной парадигмы, а также критический анализ соответствующей литературы, см.: Кузеванов Л.И. Академизм исторического познания: Моног. М., 2010; Кузеванов Л.И. Методология истории: академизм и постмодернизм: Моног. [Электронный ресурс]. URL: http://klio.3dn.ru/publ/9-1-0-181 (дата обращения: 20.04.2017).

[15]См. Словарь философских терминов /Под науч. ред. В.Г. Кузнецова. М., 2005. С.350; Кузеванов Л.И. Локальная историография: основные понятия [Электронный ресурс]. URL: http://klio.3dn.ru/publ/39-1-0-122 (дата обращения: 20.04.2017).

©Кузеванов Леонид Иванович, кандидат исторических наук, доцент, 2017

Материал размещен с разрешения автора.

Библиографическое описание монографии

Кузеванов Л.И. История Балашовского края: проблемы методологии и историографии. Монография. 2017 г. //Некоммерческий научный сайт "Балашовский следопыт". 2017. URL: http://bs-t.3dn.ru/publ/17-1-0-652

Изображение Преосвященного Павла (Вильчинского) размещено в интернете в свободном доступе.

Читать далее: Глава I. О терминах «регион» и «наш край»

Содержание

Введение
Глава I. О терминах «регион» и «наш край»
Глава II. Проблема достоверности сведений о Червленом Яре, реке Хопер, хоперских казаках и заселении территории будущего Балашовского края
Глава III. События Гражданской и Великой Отечественной войн в трактовке местных авторов
Глава IV. Церковная история края
Главва V. Постмодернистские тенденции в освещении истории Балашовского края
Глава VI. О положительном опыте исследования местной истории
Заключение
Библиография
Приложения
Указатель имен

Вся информация, размещенная на данном сайте, предназначена только для чтения с экрана монитора и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как со специального письменного разрешения ННС "Балашовский следопыт" и автора.

Категория: Краеведение | Дата добавления: 10.12.2017
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]