Каталог статей

Главная » Статьи » Великая Отечественная война

"Меня давно мучают воспоминания..." Иван Александрович Скориков о Сталинградской битве.

Президент РФ В.В. Путин возложил на российский оргкомитет «Победа» координацию деятельности регионов по подготовке и проведению праздничных мероприятий, посвященных 75-й годовщине победы в Великой Отечественной войне, которая будет отмечаться в 2020 году [1]. К этому времени важно сделать еще один шаг к объективному освещению истории Великой Отечественной войны. Это позволит лучше уяснить - какой ценой была завоевана Победа. Нацистская Германия намеревалась физически истребить целые слои населения СССР по политическому и расовому признакам, поработить страну, установить т.н. "новый порядок". Война унесла жизни 26,6 млн граждан СССР, были разрушены 1710 городов и поселков, более 70 тыс. сел и деревень[2].

Общие потери гражданского населения СССР в Великой Отечественной войне составили 13,7 млн чел., в том числе 7,4 млн чел., преднамеренно истребленных оккупантами на захваченной территории, 4,1 млн чел. умерших и погибших из-за жестоких условий оккупационного режима, 2,1 млн чел. погибших на принудительных работах в Германии (из 5,3 млн. «остовцев»)[3].

Но чтобы зримо представить реальные события той войны, нужно обязательно обращаться к воспоминаниям непосредственных ее участников. Ниже приводятся фрагменты воспоминаний жителя г. Балашова, участника Сталинградской битвы Ивана Александровича Скорикова. Для него Сталинград был родным городом - там он учился, там были его родные и близкие, там враг разрушил его дом и школу. Можно представить что творилось в душе Ивана, когда он увидел "огромное незатухающее зарево, которое вскоре превратилось в гигантское черное облако, окутавшее город".

Мне посчастливилось лично общаться с Иваном Александровичем в 1992 году, редактировать его рукопись. До начала войны он, как и многие ни в чем неповинные люди, попал под каток массовых репрессий, но не ожесточился, с честью послужил Родине в самые тяжелые годы испытаний. Без прикрас он описывает как менялось настроение бойцов по мере приближения к самому Сталинграду - все понимали, что бои будут страшными и многие не вернутся с поля битвы. "Но, объединяло и роднило их чувство высокой ответственности за свое святое солдатское ремесло. Ничто—ни поражения, ни потери товарищей—не могли его поколебать", - подчеркивает ветеран (сост.).

"Меня давно мучают воспоминания о той ситуации, в которой оказалась осенью сорок второго года моя 62-я стрелковая дивизия... До сих пор содрогаюсь перед страшной правдой: 27 тысяч погибло в районе села Городище, более 6 тысяч покоятся в безымянной братской могиле в Кузмичах, Орловке, тысячи похоронены в курганчиках, разбросанных вдоль балки Конной. Трудно, почти невозможно зрительно представить себе число наших потерь севернее Сталинграда, где в течение 150 дней и ночей шли ожесточенные кровопролитные бои, в которых мне довелось принимать непосредственное участие...

Пишу эти строки и мысленно погружаюсь в кошмар давно ушедшего в историю кровавого побоища. Невольно возникает в памяти балка Грачевая, длинная извилистая ложбина, поросшая мелким кустарником, с высохшим руслом. На ее скатах, скрытых от наблюдения противника, в вырытых на скорую руку землянках, щелях, просто норах, размещалось несметное число командных и наблюдательных пунктов, огневых позиций артиллерии, «катюш», штабных автомашин, узлов связи, повозок, дымящихся кухонь, медпунктов. Скопление техники и людей фиксировалось немецким самолетом-разведчиком «Рама», а затем следовали огневые артналеты или бомбежки с воздуха. Это угнетало и тревожило людей. Именно эта злополучная балка была первым и последним боевым рубежом 62-й дивизии в Сталинградском сражении... Дивизия бесследно исчезла в истерзанной сталинградской степи.

Вот как все это было. Дивизия прибыла к месту выгрузки на подходах к ст. Петров Вал без особых происшествий, если не считать налета вражеской авиации во время стоянки в Балашове и в пути следования. Обошлось без потерь. Уже после выгрузки из эшелонов немецкие «юнкерсы» беспрепятственно разбомбили два эшелона с боеприпасами, разрушили станционные постройки, разворотили и искорежили подъездные пути. Все почувствовали грозное дыхание фронта, грядущих боев. После короткой передышки походным порядком двинулись к Сталинграду. И тут допустили просчет: дивизия растянулась многокилометровой колонной, которая могла стать легкой добычей вражеской авиации. Быстро, на ходу перестроились в три колонны и, как оказалось, вовремя. Немецкие самолеты постоянно висели в небе. Пришлось двигаться только ночью, по 40-50 километров. Не курили, не разводили на привалах костров, машины шли с потушенными фарами. До обеда отдыхали, затем готовились к предстоящим боям... Последние километры похода были особенно трудны: нередко засыпали на ходу, а чтобы не упасть, держали друг друга за руки.

Чем ближе подходили к Сталинграду, тем ярче разгоралось вдали огромное незатухающее зарево, которое вскоре превратилось в гигантское черное облако, окутавшее город. Медленно исчезал, растворялся в дыму и пламени город моей юности. Там я окончил школу, пошел на завод, именно в этом, дорогом моему сердцу городе, сформировался как гражданин своей Родины. И этот город на глазах превращался в руины! Уже не нужно было прикладывать ухо к земле, чтобы услышать дальнее сражение. Оттуда доносился сплошной гул, напоминавший раскаты грома. Люди помрачнели, нахмурились, не слышно стало шуток и смеха. Дивизия изо всех сил спешила на помощь истекающим кровью защитникам города. Да и обстановка в самом Сталинграде продолжала ухудшаться — боевые действия переместились из центра в район заводов. Враг овладел поселком «Красный Октябрь», разрушил мой дом, мою школу. Тревожила судьба родных и близких. Вскоре немцы захватили тракторный и вышли к Волге.

В этот критический момент, когда решалась судьба города, наша дивизия вместе с соседними 99-й и 226-й вступили в бой. Наступил час испытания человеческой прочности, воли, выдержки и мужества...

День 19 октября сорок второго железным резцом врезался в память, запомнился на всю жизнь. Стояли погожие осенние дни, но ночью было прохладно. Блиндажей, оборудованных теплом землянок, не было. Ночью в окопах, укрытиях дрожали от холода, согревались собственным дыханием. Разные это были люди, некоторые из них не раз ходили со смертью в обнимку, другие, а их было большинство, шли в первый свой бой. Но, объединяло и роднило их чувство высокой ответственности за свое святое солдатское ремесло. Ничто—ни поражения, ни потери товарищей—не могли его поколебать.

...Затемно пробираемся с офицером разведки Гордеевым на боковой наблюдательный пункт.. Мой спутник—человек бывалый, уже прошел испытание огнем в недавних боях под Харьковом, шагает быстро и уверенно, я же, при посвисте трассирующих пуль, всякий раз припадаю к земле, на секунду замираю, как бы ищу защиты у матушки-земли. Сочувственная улыбка, доброжелательный взгляд товарища и ...страх куда-то постепенно отступает. Последнюю сотню метров преодолеваем решительным броском вперед. Мы у цели—в яме глубиной метра два. Осматриваюсь, вижу: наблюдателя со стереотрубой и примостившегося в углу телефониста. До противника метров триста, все вокруг просматривается и простреливается. Чтобы убедиться в этом, разведчик высовывает из укрытия саперную лопату с пилоткой. Минута-другая и отчетливо раздается характерный щелчок, напоминающий о смертельной опасности.

Моя задача — наблюдать за действиями правофлангового 123 полка, цели которого хорошо видны и, по необходимости, докладывать по телефону на НП командира дивизии. Но пот наступает важный момент, та минута, с которой и начинается наступление—артподготовка. Солдаты узнают ее по шелесту снарядов, визгу мин в воздухе. Видно, как снаряды «Катюш» плывут один за другим. Слышно рыканье шестиствольных минометов, тявканье противотанковых орудий, стрекот пулеметов. Весь этот шум, визг, грохот давит на уши, еще плотнее вжимает человека в землю. В небо стремительно взлетают разноцветные ракеты, подан сигнал «В атаку», который дублируется резкими отрывистыми командами. Началась великая сеча.

Мне хорошо видно как вскакивают роты, бросаются вперед. Где-то в гуще бегущих—мой однокашник по курсам «Выстрел» саратовец Сергей Покровский, командир стрелковой роты (в этом бою, как я узнал позже, его тяжело ранило, он долго лежал в госпитале и война для него на этом закончилась). Отчетливо видно, как люди, согнувшись, с винтовками наперевес, стремились вперед, кричали что-то, падали, поднимались, вновь бежали. Все ближе и ближе траншеи врага. Но орудийный и минометный огонь нарастает, сливаясь в сплошной гул. Захлебываясь, немецкие пулеметы начали бить откуда-то справа. Всматриваюсь туда и различаю хорошо замаскированное пулеметное гнездо. Хватаю телефонную трубку, чтобы быстрее сообщить координаты неожиданно появившейся цели, но увы, связь нарушена. Телефонист, не дожидаясь приказа, рывком вскакивает из укрытия и бросается вперед на поиски порыва.

Однако, цель засекли наши артиллеристы и вскоре подавили ее. Но легче не стало, появились самолеты. Они с ревом пикируют на наши объекты, сбрасывают бомбы, бьют из пулеметов. Изредка появляются наши «ястребки» и также неожиданно исчезают. Противник полностью господствует в воздухе, что еще больше усложняет наше положение. Вижу, как цепь в нерешительности замешкалась и затем залегла. Огонь нарастает, буквально косит наших бойцов. Некоторые упали вблизи немецких окопов, другие приползли к своим—окровавленные и побелевшие. А мертвые остались у вражеских окопов, сотни немецких пуль пронзили бездыханные тела, рвали их на части...

Проходят минуты. Никого не видно. Солдаты слились с землей, каждый нашел себе спасительную ямку или укрытие за бугром. Атака захлебнулась... Все пошло прахом. С наступлением темноты придется отходить на исходные позиции.

Видно было по всему, что прорвать такую хорошо укрепленную мощную оборону наличными средствами не удастся. Сил у нас было явно недостаточно. Продолжать наступать — значит бессмысленно губить людей. Однако на следующий день, 20 октября, затем 21 и 22 числа наступление продолжалось: снова с утра артподготовка, сигнальные ракеты, команда «В атаку!». В ответ— плотный прицельный огонь противника и... огромные наши потери убитыми и ранеными.

Силы таяли день ото дня, наступательный порыв падал, а в последние дни октября совсем затих. Не удалось нам решить и частную задачу—отбить высоту с отметкой «МТФ». Созданный для этого сводный отряд под командованием капитана Козлова, понеся потер, прекратил атаки. Сил было, мало для захвата такого мощного узла сопротивления.

С тех трагических дней прошло полвека. Спрашиваю себя: что двигало всеми нами, идущими на смерть? Наверное, все же долг и чувство ответственности за свой город, за свою деревушку, за родных и близких, веривших в нас, в нашу любовь к ним. Именно ради этого шли в бой и погибали...

Так трагически закончила свой боевой путь под Сталинградом 62-я стрелковая дивизия. Врезались навсегда в память две цифры: 705 и 1800 —это число убитых и раненых только за три дня боев. Вряд ли это точные цифры, так как собирали данные о потерях в спешке. Дивизию расформировали, а оставшихся в живых передали в другие части. Так я оказался в 656 стрелковом полку 116 дивизии, в которой сражался до окончания разгрома немецких захватчиков под Сталинградом"[4].

В поэтической форме подвиг защитников Сталинграда прекрасно выразил, в том же 1942 году, поэт Алексей Сурков[5]. Слова поэта полностью относятся и к Ивану Александровичу Скорикову.

Защитник Сталинграда

Грузно катился в кровавой мгле
Сотой атаки вал.
Злой и упрямый, по грудь в земле,
Насмерть солдат стоял.
Знал он, что нет дороги назад —
Он защищал Сталинград.

Сто пикировщиков выли над ним
В небе, как огненный змей.
Он не покинул окопа, храним
Верностью русской своей.
Меж обгорелых заводских громад
Он защищал Сталинград.

Танк на него надвигался рыча,
Мукой и смертью грозил.
Он, затаившись в канаве, сплеча
Танки гранатой разил.
Пулю за пулю, снаряд за снаряд,
Он защищал Сталинград.

Просто солдат, лейтенант, генерал,
Рос он в грозе боевой.
Там, где в огне металл умирал,
Он проходил живой.
Сто изнурительных дней подряд
Он защищал Сталинград.

Время придет — рассеется дым,
Смолкнет военный гром.
Шапки снимая при встрече с ним,
Скажет народ о нем:
— Это железный русский солдат —
Он защищал Сталинград!

Ссылки и примечания

1. См. Путин подписал указ о подготовке празднования 75-летия победы в Великой Отечественной Войне [Электронный ресурс]. URL: https://vz.ru/news/2018/5/10/921949.html (дата обращения: 10.05.2018).

2. См. Кривошеев Г.Ф. Анализ сил и потерь на советско-германском фронте: Доклад на заседании Ассоциации историков Второй мировой войны 29.12.1998 г. [Электронный ресурс]. URL:http://gpw.tellur.ru/page.html?r=facts&s=losses (дата обращения: 24.04.2018); Итоги Второй мировой войны [Электронный ресурс]. URL: http://otvoyna.ru/itogi.htm (дата обращения: 24.04.2018); Имеются и альтернативные подсчеты потерь СССР в Великой Отечественной войне (См. Земсков В.Н. К вопросу о масштабах людских потерь СССР в Великой Отечественной войне (В поисках истины) //Мир и политика, 2012, № 5. [Электронный ресурс]. URL: http://mir-politika.ru/themes/polit_istoriya/301-lyudskiepoteri.html (дата обращения: 24.04.2018). Выделения в тексте полужирным шрифтом сделаны составителем.

3. См. См. Кропачев С.А. Отечественная историография масштабов и форм репрессий и демографических потерь СССР в 1937-1945 годы: Автореферат диссертации доктора исторических наук. Майкоп, 2011.

4. См. Скориков И.А. Севернее Сталинграда //Балашовский исторический журнал. 1993. №1. С.20-24.

5. См. Красная звезда, 1942, 27 ноября.

©Кузеванов Леонид Иванович, кандидат исторических наук, доцент; составление, комментарий, ссылки и примечания, заголовок, 2018

Материал размещен с разрешения автора.

Библиографическое описание статьи

"Меня давно мучают воспоминания..." Иван Александрович Скориков о Сталинградской битве /Сост. Л.И. Кузеванов //Некоммерческий научный сайт "Балашовский следопыт". 2018. 8-10 мая. URL: http://bs-t.3dn.ru/publ/7-1-0-105

Изображение плаката времен Великой Отечественной войны "Выстоять!" размещено в интернете в свободном доступе.

Вся информация, размещенная на данном сайте, предназначена только для чтения с экрана монитора и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как со специального письменного разрешения ННС "Балашовский следопыт" и автора. Все права защищены.

Категория: Великая Отечественная война | Дата добавления: 08.05.2018
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]