Каталог статей

Главная » Статьи » Свято-Троицкий собор

Свято-Троицкий собор. К 250-летию со времени возведения первого здания (1767 г.).

Святой праведный Иоанн Кронштадтский называл православный храм «духовной школой, врачебницей, просветительным местом»[1]. К 1914 г. в России насчитывалось около 80800 православных храмов и часовен[2], в Саратовской епархии – 897[3]. В г. Балашове, Балашовском уезде и подворьях Балашовского Покровского женского монастыря к 1912 г. действовали 140 храмов (14 – в г. Балашове, 120 сельских церквей, 6 храмов – в монастырских подворьях), в которых в разное время служили 492 клирика (протоиереев – 14, священников – 259, диаконов – 57, псаломщиков – 162). Прихожанами данных храмов являлись более 349 тыс. человек (337709 прихожан в сельских храмах, 10901 – в г. Балашове, 436 - в монастыре)[4].

Из всех балашовских церквей самой крупной и красивой была Свято-Троицкая соборная. Здание храма находилось на территории нынешнего парка им. Куйбышева, о чем напоминает поклонный крест, установленный хоперскими казаками в 2003 г.[5]

1. Первое здание Свято-Троицкой соборной церкви

Как сообщалось в «Справочной книге Саратовской епархии», изданной в 1912 году, храм был построен в 1820 году, а «в 1879 году тщанием прихожан и попечением балашовского купца Василия Петровича Туркина на том же месте был построен новый пятипрестольный храм: главный престол во имя Святой Троицы, придельные: во имя св. Николая Чудотворца, во имя св. великомученицы Екатерины; в трапезной: во имя св. Архистратига Михаила и во имя св. Митрофания Воронежского Чудотворца». В храме служили протоиерей, два священника, диакон и три псаломщика, окормлявшие 2715 прихожан. При храме действовала церковная школа. Капитал церкви составлял 200 руб. Клирики жили в церковных домах. К храму была приписана д. Ермениха[6].

Однако из документов видно, что первое здание храма было построено не в 1820, а в 1767 г. и освящено в 1768 г. Уже в то время церковь имела два престола: во имя Св. Троицы и Архистратига Михаила[7]. В 1806[8], 1820, 1879 гг. здание церкви, вероятно, капитально перестраивалось (ветхость, возведение приделов и т.п.). Так, в 1879 г. старое здание храма было «сломано» «за маловместимостью и ветхостью». Однако продолжали действовать два престола в приделах – во имя Архистратига Михаила и св. Митрофания Воронежского Чудотворца, а также колокольня, перестроенная в 1870 г.[9] То есть церковь вновь стала двухпрестольной и продолжала функционировать во время строительства главного здания.

Обоснованность этого вывода подтверждается тем фактом, что в 1895 г. были освящены не пять, а только три престола – во имя Св. Троицы, во имя св. Николая Чудотворца, во имя св. великомученицы Екатерины – в заново построенном главном здании собора[10]. Таким образом, трапезная (где находились два престола) и колокольня собора не «разбиралась». О возведении трех новых престолов писал 20 ноября 1881 г. в Балашовскую земскую управу соборный протоиерей Роман Львович Левитский. Вероятно, строительство нового здания началось в 1879-1880 гг. По крайней мере, из письма о. Романа становится ясно, что в этом году строительство церкви уже велось. Однако из этого же документа видно, что на основании «Высочайше утвержденного плана» предполагалось «кроме главного престола - Святыя Троицы» - соорудить «приделы: во имя «Св. Благоверного Князя Александра Невского» и «Св. Тихона Епископа Воронежского и Задонского»[11]. Это говорит о том, что запланированные названия двух приделов не совпадают с теми, которые были возведены фактически (во имя св. Николая Чудотворца и св. великомученицы Екатерины).

На рисунке, размещенном в брошюре «Слово о построении Соборного Свято-Троицкого храма в г. Балашове соборного протоиерея, магистра Романа Левитского», изображен трехкупольный собор. Но, возможно, еще два купола просто не удалось изобразить на данном рисунке, показывающий лишь фасадный профиль церкви. Но могло быть и так: два дополнительных купола возвели по ходу строительства церкви.

Весь пафос «Слова» Р.Л. Левитского был направлен к призыву «соединить силы и средства» для продолжения «приостановленного построения соборного храма нашего». «Если мы доселе откладывали построение… по разным неблагоприятным обстоятельствам: то, по крайней мере, теперь (при более удобном времени, когда, благодаря Бога, нет у нас ни войны, ни эпидемии, ни больших пожаров) займемся в мире этим святым делом неотложно», - писал протоиерей. «Господь, освящающий любящих благолепие дома Его, не оставит и нас без своей благодатной помощи, когда увидит деятельное наше усердие к славе святого имени Его… И с помощью Божиею снова соорудится на прежнем месте своем благолепный храм во славу Триипостасного Бога. И воссияет на нем пречестный Крест Господень; и слава Господня приосенит его; и возрадуются души ваши великою радостью о Боге Спасе своем. И благословит Господь град сей миром и изобилием всех благ земных, потребных для жизни, за вашу ревность к славе святого имени Его. Не отрадно ли такое чаяние, не вожделенна ли такая надежда для всех нас? Будьте же, братие возлюбленные, внимательны ко всему Богоугодному и давно ожидаемому делу; добросовестно и дружно соедините свои силы и средства к неотложному и усердному построению святого храма своего. Сам Господь, богатый милостью и щедротами своими к любящим Его, и ревнующим о благолепии святого Дома Его, поможет вам в исполнении сего доброго и Богоугодного дела… Преблагий Господи Боже наш, во святой Троице славимый и поклоняемый! Милостиво призри на всех православных христиан, возобновляющих святой сей храм Твой! Подаждь нам благодатную помощь Твою, чтобы мы усердно начавши святое дело построения храма Твоего, успешно и совершили сие дело, к общему нашему утешению и во славу пресвятого имени Твоего. Аминь»[12].

Анализ текста брошюры показывает, что в 1881 г. возведение нового здания, видимо, было в какой-то промежуточной стадии - не было ни куполов, ни крестов.

2. Освящение Свято-Троицкого собора

Это событие произошло 5-7 октября 1895 г. при участии «любимого всей Саратовской паствой» епископа Саратовского и Царицынского Николая (Налимова) и «досточтимого всей православной Русью Протоиерея Кронштадтского собора о. Иоанна Ильича Сергиева».

Вот как это было. 2 октября 1895 года в Балашов из Саратова отбыл епископ Николай, а из Москвы – о. Иоанн. Встретились они на ст. Кузьминки, близ Тамбова, где их встретила делегация из Балашова в составе благочинного церквей г. Балашова (видимо, протоиерей Иоанн Алонзов[13]) и ктитора Свято-Троицкого собора, балашовского купца Василия Петровича Туркина.

Поезд прибыл в Балашов 3 октября в 10 часов вечера. Вокзал и железнодорожная платформа были заполнены встречающими, хотя приезд «насколько возможно держался в секрете». Дело в том, что еще до начала этого события в епархию от прихожан приходили письма с просьбой сообщить дату освящения нового здания Свято-Троицкого собора. Верующие Саратовской епархии и «за пределы ея» хотели принять участие в этом событии, встретиться с правящим архиереем, епископом Николаем и о. Иоанном.

Первым из вагона вышел Преосвященный Николай, которого с «великим трудом проводили до экипажа». Отец Иоанн «оставался в вагоне, ожидая разъезда и ухода собравшейся народной толпы», затем сразу же отправился на квартиру к В.П. Туркину.

В этот вечер епископ Николай произнес в Свято-Троицком соборе перед собравшимися верующими краткую приветственную речь, благословил всех и отбыл в дом «местного протоиерея».

4 октября, в семь часов утра, Иоанн Кронштадтский служил «утреню и литургию в теплом приделе соборного храма в сослужении двух соборных священников».

Преосвященный владыка Николай в половине девятого утра этого же дня посетил Балашовское духовное училище, «присутствовал в двух старших классах на часовых уроках, слушал преподавание и сам милостиво спрашивал учеников», ответами которых, видимо, остался доволен - он подарил 25 рублей «на гостинцы».

Затем епископ посетил квартиру смотрителя училища, «где с сочувствием и одобрением отозвался о новом проекте окружного съезда духовенства о постройке совершенно нового отдельного здания со всеми нужными приспособлениями при училище».

В этот же день, по распоряжению управления железной дороги (Тамбовско-Камышенская линия), были открыты дополнительно «три поезда в сутки исключительно для богомольцев», приезжающих в Балашов на освящение Свято-Троицкого собора и встречу с о. Иоанном. О наплыве приезжих говорил тот факт, что площадь перед собором «буквально была покрыта съехавшимися богомольцами». По некоторым данным в Балашове собрались более 20 тыс. верующих.

В пять часов вечера этого же дня, по благословению Преосвященного Николая, начался благовест ко всенощной, «народ массой повалил в собор». Храм был переполнен верующими. С величайшим трудом, «при помощи полицейской охраны», духовенство во главе с о. Иоанном Сергиевым встретило епископа и сопроводило его в храм. С благословения Преосвященного владыки всенощное богослужение служил кафедральный протоиерей А. Метаниев. Литию совершил сам епископ Николай в сослужении пяти протоиереев: о. Иоанна Сергиева, А. Метаниева, ключаря о. Ивановского, Иоанна Кедрова, Иоанна Алонзова и восьми священников – П. Смирнова, А. Боневольского, И. Дентовского, В. Полякова, М. Сошественского, М. Беляева, В. Кипарисова и С. Туркина.

Когда подошло время петь величание, владыка Николай еще раз вышел на середину храма и, раздав свечи священнослужителям, начал «соборне пение величания храму». Пение было торжественным, и «эхо уносилось под своды храма».

Вместе с тем, из-за большого количества молящихся в храме была «страшная духота и давка, вследствие чего народная масса волновалась из стороны в сторону, слышался глухой гул от движения массы и по местам сдержанные стоны просящих пощады. Все чувствовали чрезвычайное утомление». О чем это говорит? Это говорит о том, что скорее всего соборное пение проходило в сравнительно небольшом помещении трапезной храма, где находились два освященные ранее престола. Главное, самое большое, здание собора еще предстояло освятить на следующий день.

Епископ Николай «помазывал освященным елеем» всех молящихся, а по окончании всенощной благословлял всех, в том числе и тех, кто был вне храма. На квартиру владыка смог прибыть только в половине двенадцатого ночи.

5 октября. Освящение главного престола во имя Св. Троицы. В пять часов утра началась ранняя литургия в теплом приделе храма, по окончании которой было совершено водоосвящение местным протоиереем в сослужении четырех священников. В половине восьмого начался благовест к поздней литургии. К восьми часам в храм прибыл епископ Николай в сопровождении пяти протоиереев и пяти священников. К сожалению, толпа нарушала «порядок в шествии», несмотря на содействие полиции. По облачении епископа на кафедре, «священносослужащие» вышли на середину храма, «препоясанные» белыми фартуками, взяли стол с приготовленными к освящению престола вещами и внесли в алтарь царскими дверьми.

За ними последовал владыка Николай, и началось освящение главного престола во имя Святой Троицы. По окончании освящения епископ вместе со сослужащими вышел из алтаря через царские двери в придельный храм, где на престоле находились святые мощи.

Отсюда, при колокольном звоне, начался крестный ход. Епископ нес над головой святые мощи, а впереди шло духовенство со святыми иконами, евангелием и хоругвями во главе с одним из протоиереев с крестом, который кропил святой водой «внутренние и наружные стены храма».

По окончании крестного хода началась Божественная литургия. За литургией было совершено рукоположение иподиакона в диакона. В положенном месте «за причастным стихом» протоиереем была произнесена проповедь на текст: «освятих храм сей, его же создал еси».

По окончании Литургии о. Иоанн Сергиев «боковым ходом из главного алтаря» вышел из собора и отправился на квартиру, сопровождаемый большой массой народа. Владыка же остался в храме и благословлял молящихся до «последнего человека», что продолжалось до 3 часов «пополудни».

В 5 часов вечера начался благовест ко всенощной. В половине шестого владыка был встречен всем духовенством во главе с о. Иоанном Сергиевым. Всенощную служил местный священник. На литии и величании в положенное время выходил епископ Николай с четырьмя протоиереями и восемью священниками. По окончании всенощной, благословив всех богомольцев, сильно утомленный, епископ отбыл на отдых в половине одиннадцати ночи.

6 октября. Освящение правого придела во имя св. Николая Чудотворца. В пять часов утра была совершена ранняя Литургия, затем «обычное освящение». В половине восьмого начался благовест к поздней литургии. В восемь утра прибыл владыка Николай, встреченный четырьмя протоиереями и восемью священниками, в сослужении которых он и совершил освящение престола и Божественную литургию. Кроме того, епископ совершил рукоположение сельского учителя Архангельского во диакона (с. Пады). Затем владыка благословил всех присутствующих богомольцев. В пять часов вечера начался благовест ко всенощной. На литию и величание выходил протоиерей о. Метаниев в сослужении двух протоиереев и шести священников.

7 октября. Освящение левого престола во имя св. великомученицы Екатерины. Освящение данного придела владыка Николай поручил кафедральному протоиерею о. Метаниеву. Отец Иоанн Сергиев в освящении данного придела не участвовал, так как еще 6 октября, в пять часов вечера, «экстренно» и «секретно» «выбыл из Балашова на лошадях в имение графини Е.Л. Игнатьевой, находившееся в 13 верстах от Балашова.

Утром, 7 октября, по окончании ранней литургии, протоиерей Метаниев в сослужении с другими клириками, освятил левый придел нового здания Свято-Троицкого собора «по чину священническому». Затем совершил крестный ход вокруг храма, держа на голове освященный антиминс. После этого была совершена Божественная литургия.

По прочтении Евангелия, в храм прибыл Преосвященный Николай и проследовал в алтарь, где находился до конца литургии. По отпусте литургии епископ вышел на середину храма для служения молебна св. преподобномученице Екатерине в сослужении трех протоиереев и восьми священников. По окончании молебна владыка Николай, благословив молящихся, вышел из храма. Затем сел в экипаж, объехал собор и внимательно его осмотрел.

7 октября, в пять часов вечера, епископ Николай отбыл в Покровский женский монастырь, где служил всенощную в монастырской Покровской церкви. Утром, 8 октября, владыка в этом же храме совершил литургию в сослужении протоиереев Метаниева, Ивановского и двух священников. По окончании литургии и молебна, по отпусте произнес назидательное слово на дневное Евангелие – о воскрешении сына Наинской вдовы.

9 октября, в семь часов утра, состоялась встреча епископа Николая с благочинным церквей г. Балашова и «градскими священниками», пришедшими проводить владыку. Помолившись в монастырской домовой церкви, он вышел в зал, благословил всех и «простился как отец с детьми». В 8 часов епископ отбыл на вокзал в сопровождении благочинного. На вокзале Преосвященного Николая провожали: игуменья Мария, смотритель духовного училища, соборный ктитор В.П. Туркин, городской голова, член управы и два священника. В половине девятого поезд тронулся со станции. Владыка стоял на площадке вагона и осенял всех «бывших на платформе». В память освящения епископ Николай подарил Свято-Троицкому собору икону Спасителя «в сребропозлащенной ризе», которую завещал поместить в главном алтаре, а также пожертвовал 300 рублей «на богоугодное дело».

Оценивая значение освящения Свято-Троицкого собора для истории края, очевидец писал, что «новосозданный трехпрестольный величественный храм многими годами и неусыпными трудами и заботами храмоздателя собираемый; по милости Всевышнего завершен и Его Божественной благодатью освящен». «Три дня в этом новоосвященном храме совершалась торжественная Архиерейская божественная служба, три дня у балашовцев был духовный светлый праздник, в котором принимали живое участие дорогие нам гости – любимейший наш архипастырь Преосвященнейший Николай и досточтимый всею православной Русью о. Иоанн Сергиев. Событие это весьма важное в истории Балашова и достойно быть занесено на страницах его летописи. Такого духовного торжества в Балашове никогда не было прежде, вероятно и не будет, и такого стечения богомольцев балашовцы никогда более не увидят»[14], - подчеркивал очевидец.

3. Пребывание Иоанна Кронштадтского в имении графини Е.Л. Игнатьевой 6 октября 1895 г.

Отец Иоанн, приехав в Балашов на освящение Свято-Троицкого собора, не сразу дал согласие посетить графскую экономию. Как подчеркивал священник Николай Болтинский (современник о. Иоанна, автор очерка «Три не забываемых часа»), инициатором поездки стала жена главноуправляющего графской экономии Эмилия Андреевна Толпыгина[15], которая сама «по святым молитвам о. Иоанна» неоднократно получала исцеление от недугов.

5 октября, в Балашове, она пригласила о. Иоанна совершить молебн в имении, но согласие он дал только 6 октября. За ним была послана коляска (ландо) «четверней». В с. Алмазов Яр и приходские деревни было разослано известие о приезде молитвенника. Многие местные жители видели о. Иоанна в Балашове на освящении Свято-Троицкого собора, но получить благословение от пастыря, из-за наплыва верующих, почти никому не пришлось.

Все они, кто пешком, кто на лошади, кто «целыми кучами в телегах», «и стар и млад», «и здоровый и больной», - устремились в графскую экономию, которая находилась в двух верстах от с. Алмазов Яр и в восьми - от самой дальней деревни местного прихода.

Громадный двор экономии был переполнен верующими, долго гадавшими - приедет или не приедет о. Иоанн («Не может быть, чтобы о. Иоанн оставил город, где его ждут и желают все знатные да богатые, которые и упросили его приехать в Балашов на освящение»). Однако приходской клирик, бывший на освящении главного и придельного престолов Свято-Троицкого собора, подтвердил, что о. Иоанн дал согласие приехать в имение.

Когда Иоанн Кронштадтский прибыл в экономию, встречавшие его прихожане встали на колени. Пастырь, еще находясь в коляске, сказал «металлическим» голосом: «Здравствуйте, друзья! Встаньте, встаньте». В ответ послышались плачь и рыдания «с каким-то гортанным клокотанием от душевной радости».

Э.А. Толпыгина встретила о. Иоанна хлебом-солью. Он в свою очередь благословил хозяйку, всех встречающих и вошел в дом. Немного отдохнув, вошел в комнату, где его ждала «сельская знать», «главные служащие» экономии, приходское духовенство. Благословив присутствующих, о. Иоанн сказал хозяйке: «Я желал бы, чтобы на молебне молились все. Позовите народ в комнаты и помолимся Господеви едиными усты и единым сердцем».

Все собрались в двух больших комнатах, установилась «мертвая тишина». Отец Иоанн, облачившись в ярко-красную епитрахиль, обратился к присутствующим с кратким, но «сильным словом» о необходимости постоянной молитвы и частого покаяния. «Приглашаю всех - всех без разбора - и старого и малого, и богатого и бедного, знатного и незнатного, и благодушествующего и угнетенного, - всех призываю помолиться со мною Господу Богу. Какого бы звания, состояния и положения ни были бы мы, - все мы великие грешники пред Богом. Поэтому на молитве все мы равны, все мы одинаково в очах Божиих и Господь не взирает на разность пола, возраста, звания, состояния… Господь сказал: «Где соберутся двое-трое о имени Моем», - на молитве Ему, - «там и Я»… Вот мы и собрались на молитву, собрались во имя Господа, - должны глубоко верить, что среди нас невидимо, таинственно присутствует Сам Господь, по слову Своему… О чем и как будем молиться, беседовать с Господом?».

Потом о. Иоанн говорил о первом человеке, каким его создал Господь, о грехе, испортившем человеческую природу, о покаянии и непрестанной молитве. «С верой в милосердие Божие - чистосердечно кайтесь; с надеждой и любовью к Нему - молитесь», - говорил пастырь. Во время речи о. Иоанна многие плакали.

Затем, обратившись к иконам, о. Иоанн возвел очи «к горе», около пяти минут молчал. В это время царила «глубокая и мертвая тишина». Затем он прочитал три больших молитвы, после которых начался сам молебн с водосвятием.

В молитвах пастыря слышалось «то радостно-восторженное восхваление и прославление величия Божия, то рядом с этим слышались - тяжелое страдание и плачевный вопль о греховности человеческой природы; - то раздавались восторг и умиление, то чувствовался – тяжелый гнет сознания своей греховности; - потом то новое возбуждение и восторг, то опять слезный плач о своих грехах». Молящиеся, стоя на коленях, были «как бы наэлектризованы чтением молитв», «светлая, чистая, святая радость сияла в светлых слезных очах молящихся».

По окончании молебна о. Иоанн всех допустил к кресту, окропил святой водой и благословил. Приходской священник поблагодарил Иоанна Кронштадтского и попросил помолиться «о всем причте и людех» Алмазовского прихода. Отец Иоанн сказал: «Радуюсь вашей радостью! Будем с верой молиться друг за друга!»

После этого в комнате остались лишь страждующие и больные. По одному их стали подводить к молитвеннику. Каждого он благословил, расспросил о болезни, иных «гладил по голове», другим прямо говорил, что они выздоровеют, иных утешал, и всем велел молиться. Потом к о. Иоанну были подведены двое глухонемых (15-ти и 17-ти лет). Сначала он их благословил, затем долго смотрел им в глаза, слегка трепал волосы на голове, гладил по щекам. После этого заставил глухонемых произнести слова «Бог», «папа», «мама», а потом назвать свои имена. Все присутствующие «с замиранием» наблюдали за тем, что произойдет дальше. «Глухо и не ясно» юноши назвали свои имена – «Тарас» и «Николай». Отец Иоанн, «улыбнувшись какою-то не земной улыбкой, и еще раз благословив», отпустил их «с миром».

Затем все присутствующие приняли участие в трапезе, предложенной хозяйкой. За столом о. Иоанн расспрашивал священника о приходе, прихожанах, экономических и религиозно-нравственных проблемах, о его семейном положении. Здесь же о. Иоанн разговорился с В.П. Туркиным и В.Н. Лежневым – «главными жертвователями, рачителями и руководителями» строительства Свято-Троицкого собора. Отец Иоанн восхищался красотой и благолепием церкви и называл ее «храмом Соломоновым».

Пастырь поблагодарил исправника, двух приставов и «всю полицию» за то, что они «охраняли его от народа, который мог задавить его». Разговор также шел о массе прибывшего народа на освящение, «о давке и криках от тесноты и напора». В конце трапезы «оделил всех» яблоками, подарил присутствующим свои фотографии и по их просьбе подписал.

Около девяти вечера наступило время расставания. Отец Иоанн оделся, помолился перед образами, и сказал хватающим за душу голосом: «И так, прощайте, друзья». При этом все плакали и просили его святых молитв.

Когда пастырь вышел на крыльцо, то выяснилось, что простой народ, присутствовавший на молебне, не разошелся и ждал его появления, чтобы еще раз получить его благословение. Верующие со слезами кричали: «Помолись об нас многогрешных святой ты наш молитвенничек». Отец Иоанн благословил всех и громко произнес: «Прощайте, прощайте, друзья!». Народ еще долго не расходился, стоял «в каком-то оцепенении», пока не скрылись огоньки от фонарей коляски. Потом стали говорить: «Слава Богу! Сподобил и нас многогрешных Господь видеть и получить благословение, осенение святым крестом и окропление св. водой от отца Иоанна Кронштадтского».

Провожали о. Иоанна на ст. Пинеровка, находившуюся в четырех-пяти верстах от имения, приходское духовенство «со своими семействами», Э.А. Толпыгина, служащие экономии «старшего ранга», а также В.П. Туркин, В.Н. Лежнев, исправник и два пристава, приехавшие из Балашова. Последние, исключая В.П. Туркина, поехали вместе с Иоанном Кронштадтским по железной дороге.

Нужно отметить, что и на ст. Пинеровка о. Иоанн общался со страждующими и больными, принимал записки с просьбой помолиться[16]. Так, завершился визит Ионна Кронштадтского в Балашов и имение графини Е.Л. Игнатьевой в связи с освящением нового здания Свято-Троицкого собора.

Свято-Троицкий собор стал главной достопримечательностью Балашова. Так, 6 июня 1908 года, в связи с похоронами Преосвященного Павла (Вильчинского), в город приехал епископ Пензенский и Саранский Митрофан (Симашкевич). В 12 часов этого же дня он посетил Свято-Троицкий собор и "подробно" его "осмотрел", "удивился его грандиозности и великолепию, что и высказал ктитору-строителю собора В.П. Туркину"[17].

4. Клирики Свято-Троицкого собора

Из документов известны имена и биографические данные некоторых соборных протоиереев. Так, в документах 1824 г. упоминается имя «балашовского протоиерея» Василия Термометрова[18]. Можно предположить, что он служил в Троицкой церкви.

Протоиерей Роман Львович Левитский родился в 1824 г. "в Херсонской епархии", в семье священника. После окончания Херсонской духовной семинарии, он, как лучший ученик, был направлен на учебу в Киевскую духовную академию, которую закончил в 1849 г. с ученой степенью магистра.

Затем начинается саратовский период его служения (1849-1853). В Саратовской духовной семинарии Роман Львович преподавал всеобщую историю, словесность, исполнял должность библиотекаря. В 1852 г. рукоположен во священника Саратовской Вознесенско-Сенновской церкви, с оставлением на должности преподавателя семинарии, назначен цензором проповедей по городу Саратову и Саратовскому уезду.

Преподавательские таланты и обширные познания о. Романа не остались без внимания епископа Саратовского и Царицынского Афанасия (Дроздова), который в 1854 г. назначил его штатным протоиереем Свято-Троицкого собора г. Балашова, благочинным городских церквей, цензором проповедей. В 1865-1873 гг. Роман Львович дополнительно исполнял обязанности смотрителя Балашовского духовного училища. Таким образом, Р. Л. Левитский посвятил г. Балашову почти сорок лет своей жизни.

К своим пастырским обязанностям о. Роман относился с «особенным рвением». Обладая несомненными ораторскими способностями и прекрасной памятью, он стремился реагировать на все значимые церковные и гражданские события, обращаясь к пастве "со словом назидания, одобрения, обличения, вразумления и утешения".

Во время Крымской войны (1853-1856 гг.), когда через Балашов проходили войска, о. Роман «с воодушевлением встречал и провожал их, говоря прекрасные речи, проникнутые патриотическим чувством».

При постройке Свято-Троицкого собора неоднократно обращался к пастве с поучениями, «располагавших граждан городе Балашова к пожертвованиям». Часть его произведений была напечатана в 1866 г. в Москве отдельной книгой "Слова и речи протоиерея Романа Левитского".

К сожалению, за несколько лет до своей кончины, о. Роман начал страдать нервной болезнью, что заставило его «сложить с себя все посторонние обязанности, бывшие на нем, и вообще уклоняться от всякой общественной деятельности». Последний же год своей жизни о. Роман «жил совершенно замкнуто, причиною тому была скорбь о смерти его жены и дочери», умерших от холеры «в течение одной недели» в 1892 г.

Скончался протоиерей Роман 15 ноября 1893 г. в Балашове на 70 году жизни, «смерть последовала моментально от паралича сердца». В последний путь о. Романа проводили 17 ноября «всем градским духовенством при многочисленном стечении народа». Похоронная процессия началась из дома покойного в соборный храм, а из собора на кладбище, следовала мимо духовного училища». Ученики во главе со смотрителем училища и преподавателями, «участвовали в пении литии, совершенной училищным священником, и тем отдали последний долг почившему». Протоиерей Роман Левитский был похоронен на балашовском городском кладбище (при Успенской кладбищенской церкви). На могиле стоял чугунный памятник «без надписи»[19]. Подвижническое служение соборного протоиерея Романа Левитского было отмечено высокими наградами - орденами св. Анны 3-й и 2-й степени, наперсным крестом[20].

В 1886 г. саном протоиерея был награжден священник Василий Смирнов[21]. В документах 1901 г. упоминается протоиерей Свято-Троицкого собора Иоанн Алонзов[22], скончавшийся 29 ноября 1905 г.[23] В 1902 г. сана протоиерея был удостоен священник собора Петр Смирнов[24].

19 декабря 1906 г. при Свято-Троицкой соборной церкви место настоятеля было предоставлено бывшему ректору Пензенской духовной семинарии, магистру богословия, протоиерею Петру Поздневу с возложением на него обязанности благочинного городских церквей[25]. Протоиерей Петр родился в 1853 г. в с. Слободка Астраханской губернии, в семье псаломщика. Окончил Саратовскую духовную семинарию и в 1879 году - Казанскую духовную академию со степенью кандидата богословия. С 5 июля 1879 г. по 24 сентября 1882 г. состоял на службе по линии министерства народного просвещения, с 1879 года - зав. Самарским городским «туземным» училищем.

С 24 сентября 1882 г. преподавал латинский, греческий и татарский языки в Оренбургском духовном училище, а затем - логику и философию в Оренбургской духовной семинарии. В 1886 г. защитил диссертацию магистра богословия. С 21 октября 1887 г. по 1894 г. служил смотрителем Пензенского духовного училища, а с 5 сентября 1894 по 1907 гг. - ректором Пензенской духовной семинарии[26].

В июле 1903 г. от имени епископа Пензенского Тихона и от "учебных заведений и епархиального духовенства" он принял участие в торжествах по случаю 50-летия священнослужения Преосвященного Павла (Вильчинского), проходивших в Балашове[27].

С марта 1907 года, после недолгого пребывания в качестве настоятеля Свято-Троицкого собора в Балашове, о. Петр служил при церкви Вознесения Господня г. Саратова, а в 1910-1921 годы - настоятелем кафедрального Александро-Невского собора г. Саратова. Был председателем Саратовского отдела епархиального училищного совета, Саратовского православного миссионерского общества и совета Саратовского Иоанникиевского епархиального училища, цензором проповедей. В 1921 г. овдовел и был пострижен в монашество с именем Николай, 11 июля 1921 г. стал вторым епископом Балашовским, викарием Саратовской епархии[28].

Резолюцией епископа Саратовского и Царицынского Гермогена (Долганева) от 17 апреля 1907 года (№ 608) настоятелем Свято-Троицкой соборной церкви назначается священник Димитрий Дьяконов (на епархиальной службе с 1882 г.[29]). Отец Димитрий родился 30 декабря 1858 г. в с. Митякино Камышинского уезда, в семье священника. Окончил Саратовскую духовную семинарию, 20 июня 1882 г. был рукоположен во священника епископом Саратовским и Царицынским Павлом (Вильчинским).

За усердную службу не раз удостаивался как церковных (в том числе и сана протоиерея), так и государственных наград. Так, 19 апреля 1889 г. Преосвященный Павел награждает его набедренником. В 1897 году о. Дмитрий получает Серебряную медаль на Александровской ленте в память почившего Государя Императора Александра III, а 3 февраля 1905 г. награждается орденом Св. Анны 3-й степени[30], в 1908 году - наперсным крестом[31].

Отец Димитрий издавал и редактировал «Балашовский пастырский листок», в котором размещались материалы «апологетического и вообще религиозно-нравственного содержания с приложением брошюр религиозно-нравственного содержания»[32].

Его жена, Юлия Петровна, 1865 г. рождения, окончила в 1881 г. Саратовское епархиальное женское училище. Все три сына пошли по стопам отца: Василий и Александр учились в Саратовской духовной семинарии, а Михаил – в Камышинском духовном училище[33]. По каким-то причинам в 1917 г. о. Димитрий оставил должность благочинного церквей г. Балашова[34].

В ходе проведенного исследования были найдены сведения о других клириках, служивших в Свято-Троицком соборе. Так, в архивных документах 1825 г. упоминается соборный священник Николай Погонатов[35]. В 1865 г. скуфьей был награжден священник Иоанн Лавров[36]. Окончивший курс Саратовской духовной семинарии Николай Жимский 29 августа 1866 г. рукоположен во диакона к Балашовской Троицкой соборной церкви[37], а в 1867 г. определен в с. Телятниково Хвалынского уезда на священническое место[38].

В 1866 г. упоминается соборный диакон Иоанн Живописцев[39]. Диакон Вольского уезда с. Донгуза Петр Руссов резолюцией епископа Иоанникия (Руднева) 3 июня 1867 г. был перемещен в г. Балашов к Соборной церкви[40].

В 1868 г. сверхштатный причетник Саратовской Воскресенской кладбищенской церкви Петр Строков 3 декабря определен к собору на диаконское место[41]. В 1869 г. по прошению перемещен в Балашовский собор диакон Саратовской Спасо-Преображенской церкви Федор Николаев[42]. В этом же году награжден камилавкой священник собора Василий Смирнов[43].

27 июня 1871 г. соборный диакон Федор Николаев был рукоположен во священника церкви с. Безлесное Балашовского уезда[44]. Псаломщик Илларион Чумаевский определен во диакона к Троицкому собору[45]. Решением епархиального начальства от 8 марта1872 г. он назначается катехизатором на 1872 г. по г. Балашову[46].

Резолюцией Преосвященного Иоанникия от 12 октября 1871 г. окончившему курс Саратовской духовной семинарии Семену Бенедиктову было предоставлено место псаломщика при Свято-Троицком соборе. Резолюцией епископа от 1 ноября 1871 г. дьячки собора Василий Благонравов и с. Свинухи Балашовского уезда Петр Танаисов по их прошению перемещены один на место другого[47].

21 декабря 1871 г. Ивану Покровскому по его прошению предоставлено причетническое место при Балашовском соборе[48]. Кроме того, в документах за этот год упоминается соборный диакон Александр Соколов[49], которому 23 октября 1879 г. резолюцией епископа Тихона (Покровского) было предоставлено место священника в с. Малая Грязнуха Балашовского уезда[50].

В 1874 г. награждены соборные священники: наперсным крестом, выданным от Св. Синода, Василий Смирнов, камилавкой - Иоанн Лавров[51].

В 1880 г. послушнику Саратовской Крестовой церкви Алексею Изнаирскому предоставлено место и. д. псаломщика при соборе[52]. Он упоминается в документах 1911 г. в должности соборного псаломщика-диакона[53]. Скуфьей был награжден священник Петр Смирнов[54], а позднее, в 1891 году, наперсным крестом от Св. Синода[55].

18 июля 1883 г. место псаломщика при соборе получил бывший учитель уездного училища Алексей Грекулов[56]. В 1889 г. учителю Балашовского духовного училища Андрею Беневольскому предоставлено священническое место при Свято-Троицом соборе[57]. В 1894 г. он удостоен благословения Св. Синода[58].

В 1896 г. учителю Балашовского духовного училища Николаю Троицкому предоставлено место священника при Свято-Троицком соборе[59], но вскоре, в 1897 году, он скончался[60].

Учителю Вольского духовного училища Евгению Добросердову[61] и священнику с. Бурлук Камышинского уезда Владимиру Рыбакову[62] были предоставлены места священников при Свято-Троицком соборе. В 1901 году о. Владимир награждается камилавкой[63], а в 1905 году - наперсным крестом[64].

В 1902 г. место псаломщика Свято-Троицкой соборной церкви получил сын диакона Александр Скафтымов[65]. Священнику села Куликов (Ивановка) Сердобского уезда Андрею Жимскому было предоставлено священническое место при соборе[66]. В 1914 г. он перемещен в с. Ежовка Балашовского уезда[67]. 8 октября 1906 г. соборный священник Тихон Остроумов перешел на службу в Астраханскую епархию[68].

В 1908 г. разъездной противосектантский миссионер Херсонской епархии Георгий Носков принят на службу в Саратовскую епархию и определен таковым же миссионером по Балашовскому уезду, с «приписанием» его сверхштатным псаломщиком к Свято-Троицкой соборной церкви г. Балашова[69].

Диакон Троицкой церкви Стефан Мануйлов 8 июня 1909 г. получил место священника при этом же соборе[70], а псаломщик-диакон Вознесенской соборной церкви г. Камышина Петр Князевский становится соборным диаконом г. Балашова[71].

В 1912 г. в храме служили: настоятель, благочинный, председатель уездного отделения училищного совета, протоиерей Димитрий Петрович Дьяконов, 54 года; священник Владимир Петрович Рыбаков, 52 года, студент семинарии, законоучитель и помощник благочинного, на епархиальной службе с 1883 года, в Свято-Троицком соборе – с 1897 года, награжден в 1910 г. орденом св. Анны 3-й степени; священник Андрей Матвеевич Жимский, 39 лет, окончил курс духовной семинарии, на епархиальной службе с 1896 года, в Свято-Троицком соборе – с 1902 года, в 1901 г. награжден набедренником; диакон Петр Алексеевич Князевский, 40 лет, окончил курс духовной семинарии, на епархиальной службе с 1894 года, в соборе – с 1909 года (в 1937 г. он служил в Успенской (кладбищенской) церкви и был репрессирован вместе с настоятелем этого храма протоиереем Василием Вечтомовым и двумя монахинями по т.н. «делу церковников»[72]); псаломщик Евгений Юльевич Мошков, 34 года, из 3-го класса духовного училища, на епархиальной службе с 1898 года, в соборе – с 1911 года; псаломщик Александр Алексеевич Скафтымов, 31 год, из 3-го класса духовного училища, на епархиальной службе и в Свято-Троицком соборе с 1902 года; псаломщик Димитрий Павлович Островидов, 50 лет, из 3-го класса духовного училища, на епархиальной службе и в Свято-Троицком соборе с 1902 г. (упоминается в документе от 27 сентября 1914 г.[73])

Кроме того, к собору были приписаны клирики: уездный наблюдатель церковно-приходских школ священник Мстислав Васильевич Мамонтов, 44 года, окончил курс духовной семинарии, на епархиальной службе с 1892 года, в соборе – с 1909 года; противосектанский миссионер священник Георгий Абрамович Носков, 42 года, окончил курс в церковно-приходской школе, на епархиальной службе с 1908 года, в соборе – с 1908 г.[74]

В 1915 г. священник Свято-Троицкого собора Николай Кряжимский определен на вторую священническую вакансию к Казанской церкви с. Вязовка Вольского уезда; священник той же соборной церкви Александр Орлов со второй вакансии перемещен на первую; священник церкви с. Марфино Аткарского уезда Иоанн Алеев - на вторую вакансию к соборной церкви г. Балашова[75]. В 1916 г. он становится полковым священником 149 пехотного запасного полка, расквартированного в Балашове[76].

В 1915 г. разъездной священник с. Беково Сердобского уезда Дмитрий Богданов был приписан к Балашовскому Троицкому собору[77]. В 1916 г. назначен на псаломщическую вакансию крестьянин с. Чернышево Керенского уезда Пензенской губернии Николай Ларин[78]. Полковой священник 146 пехотного запасного полка Федор Голубев назначается на священническую вакансию к Свято-Троицкому собору[79]. В 1917 г. соборный диакон-псаломщик Евгений Машков определен на священническую вакансию второй походной церкви Саратовской епархии[80].

О захоронениях в ограде Свято-Троицкого собора. Из докладной записки настоятеля храма протоиерея Димитрия Дьяконова (1909 г.) выясняется, что «в ограде Св.-Троицкой соборной г. Балашова церкви погребены: 1) дворянин Иван Прокопьевич Коваленков с семьей в одной могиле, на которой поставлен памятник с надписью на южной стороне: «Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего идеже несть болезнь ни печаль, но жизнь бесконечна»; 2) Протоиерей Петр Захарович Смирнов, на его могиле поставлен памятник с надписью: «Господи, прими дух его с миром. Протоиерей Петр Захарович Смирнов родился 1 июля 1844 г., скончался 8 июля 1902 года. От благодарных граждан города Балашова»[81]. Видимо, это не полный список (заканчивается 1909 г.). См. окончание брошюры.

©Кузеванов Леонид Иванович, кандидат исторических наук, доцент; текст, 2016-2017

Библиографическое описание статьи

Кузеванов Л.И. Свято-Троицкий собор. К 250-летию со времени возведения первого здания (1767 г.) //Некоммерческий научный сайт "Балашовский следопыт". 2016-2017. URL: http://bs-t.3dn.ru/publ/31-1-0-600

См. монографию "История Балашовского края: проблемы методологии и историографии"

См. материал "Сколько было православных церквей в дореволюционном Балашове?"

Изображение святого праведного Иоанна Кронштадтского размещено в интернете по адресу: http://www.pravenc.ru/text/471321.html

Вся информация, размещенная на данном сайте, предназначена только для чтения (просмотра) с экрана монитора и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как со специального письменного разрешения ННС "Балашовский следопыт" и автора. Все права защищены.

См. окончание брошюры.

Категория: Свято-Троицкий собор | Дата добавления: 19.10.2017
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]