Каталог статей

Главная » Статьи » Великая Отечественная война

Данилевич А.С. о патриотизме и предательстве в годы Великой Отечественной войны.

Проблема коллаборационизма (т.е. осознанное, добровольное и умышленное сотрудничество с врагом в его интересах и в ущерб своему государству) в годы Великой Отечественной войны - одна из самых острых. И, действительно, трудно понять - как могла часть граждан СССР перейти на сторону нацистской Германии и участвовать с оружием в руках в карательных операциях против мирного населения, а также против партизан, сражавшихся с озверевшим врагом на временно оккупированной территории?

Ситуация еще более осложняется, если учесть, что в ряде современных исторических работ, прежде всего «либеральной» направленности, Великая Отечественная война (1941-1945) преподносится как продолжение Гражданской (1918-1921) («вторая гражданская война»). Тем самым отъявленные предатели Родины квалифицируются этими авторами как «борцы» с «тоталитарным сталинским режимом», что с научной точки зрения абсолютно неверно.

Например, А.Н. Колесник в книге с весьма характерным названием «Генерал Власов - предатель или герой?» пишет о власовцах как об идейных борцах с красным террором [1]. Антонов-Овсеенко А.В. в книге «Напрасный подвиг?» категорично заявляет: «Родине Андрей Власов не изменил, он изменил Сталину… Генерал Власов защищал родину от Гитлера и пытался защитить ее от Сталина»[2]. В «Википедии» утверждается, что бывший генерал-лейтенант РККА А.А. Власов – «вождь Русского освободительного движения»[3]. Политизированная направленность подобных произведений, рассчитанных на неискушенного читателя, очевидна.

Вот почему важно обратиться к свидетельствам тех, кто своими глазами видел что вытворяли эти "борцы" на временно оккупированной врагом территории. Ниже приводится отрывок из воспоминаний жителя г. Балашова, ветерана Великой Отечественной войны, участника партизанского движения, Александра Семеновича Данилевича, который проливает свет на эту одну из самых темных сторон начала Великой Отечественной войны.

"Родился я в 1932 году в деревне Челонец Солигорского района Минской области. В Балашов, на родину супруги, наша семья переехала в 1961 году из г. Губаха Пермской области.

Для меня, как, видимо, и для других сверстников, война была страшным событием – только что бегали босиком по траве, купались, играли в войну, бывали и «победителями», и «побежденными», радовались теплому, ласковому лету…

Меня разбудил и напугал невероятный, оглушающий гул самолетов. Но мальчишеское любопытство заставило залезть на одну из высоких груш, что посадил в нашем саду еще прадед. Я считал самолеты - они шли большими группами, по 30-40 штук. А потом мы узнали, что фашисты бомбили Минск, Слуцк, Смоленск. Возвращаясь обратно, уже без груза, они летели очень низко. От воздушной волны солома, которой были покрыты крыши большинства хат и дворовых построек, срывалась и расстилалась по земле. Так фашисты рассчитывали вызвать страх, панику среди населения, показать свою мощь, непобедимость. Продолжалось это дней пять.

На шестой день войны фашистский самолет сбросил одну бомбу возле нашей деревни. Она упала в болото. От взрыва образовалась большая воронка, которую тут же заполнила вода. Видимо, фашистский летчик принял большой брод через нашу речку за переправу, и поэтому сбросил бомбу большой мощности.

«Случилось что-то страшное», - наконец, дошло до моего детского сознания. Тревожно было в округе… Красная армия отходила вглубь страны. Утром 27 июня 1941 года отец зарезал кабана, сало сложил в кадушку и закопал ее в углу кладовки – про запас. Сжарил несколько кусков мяса, взял с собой и ушел в Ленино (там партийный комитет готовил людей для подпольной работы в тылу врага). Фронт стремительно приближался…

По-настоящему я пришел в отчаяние тогда, когда отец ушел в партизаны – это означало, что скоро придут немцы, что их не удержали… Отец подошел, обнял и поцеловал. Я и сейчас, спустя многие десятилетия, чувствую его ласку. Отцовское лицо было мокрое от слез. Маму он подвел во дворе к одному из окон дома и сказал: «Если я буду жив, то буду приходить и проведывать вас. Стучать буду в среднее окно дома в верхний уголок стекла. А если пришлю друзей, то и им нарисую план окна и укажу тот уголок стекла. Будь внимательна». И еще раз поцеловав нас, исчез за домом, а через минуту снова появился, но уже шагающим по ржаному полю. Я снова сидел на груше и провожал отца взглядом, пока он был виден…

Через несколько дней в центре села собрались жители. К толпе из переулка вышел первый полицай нашей деревни по кличке «Минек» с винтовкой наперевес. Он был чисто одет, в новых сапогах, при часах. Из подворотни одного дома выскочила дворняжка и начала лаять на самозваного представителя оккупантов. Он возмутился: «Что ты брешешь, а то сейчас как дам новым сапогом, то через пять минут сдохнешь!» - и поглядел на часы, будто отсчитывая минуты жизни собаки. В толпе прокатился смех. Кто-то не удержался и выкрикнул: «Из грязи вылез, Минек, в князи!» Он, похоже, услышал, подошел к Ивану Цубе, который держал на руках мальчика... Грянул выстрел. Люди ахнули в испуге, в минуту скрылись во дворах. Полицай остался наедине с Иваном посреди улицы. Нацелил на него винтовку, но стрелял под ноги, обдавая Цубу песком...

Так я услышал первые выстрелы в своей жизни. Они показались мне настолько резкими, что дошли жуткой волной до самого сердца. «Так вот что такое война! Это - убийство! И видна она теперь не с высокой груши. Она – на моей улице!» - промелькнуло в голове.

В нашей деревне было 340 дворов, много сотен жителей, но только семь человек стали полицаями. Они вели себя как хозяева. Людей грабили, расстреливали. В то время еще отступали разрозненные группы красноармейцев из-под Бреста, Пинска. Когда они появлялись, полицаи прятались в лесах. Красноармейцы уходили – полицаи снова становились хозяевами.

В одно воскресенье полицаи согнали население на окраину деревни. Их главарь объявил: «Будем расстреливать коммуниста из села Березники!» Когда мы пришли толпой, пленный уже копал себе могилу рядом с могилой погибших в годы гражданской войны. Его поставили к краю и залпом изрешетили пулями. Несколько мужиков по очереди засыпали убитого. Но на другой день на могиле уже стоял… памятник с красной звездой. Кто-то сообщил об этом полицаям, те приехали и длинной жердинкой (думали, что могила заминирована) сбили памятник и звезду.

В эти дни в деревню приехали немцы. С тяжелым чувством униженных смотрели мы, подростки, на захватчиков. В их облике и поведении сразу бросалась в глаза готовность любого избить, расстрелять, уничтожить. Они разошлись по домам, где жили евреи. Собрав их в толпу, погнали в деревню Хоростово. Там их - более ста женщин, детей, стариков - расстреляли.

Однажды ночью к нам постучал кто-то в окно. Мама подбежала и прильнула к окну. Мы все догадались, что пришел отец. Мама быстро выскочила во двор. Нам выходить не разрешила. Действительно, пришел отец, а с ним еще четыре партизана. Они возвращались с задания. Попросили маму принести им за деревню в лес что-нибудь поесть. Мама набрала сала, масла, сыра, хлеба, несколько горшков молока и краем чужого поля побежала на встречу. Партизаны покушали, а мама вкратце рассказала об обстановке в округе, о немцах и полицаях, про их зверства. Один молодой партизан дал ей несколько кусочков туалетного мыла и новое красивое полотенце.

Вернувшись домой, мама положила мыло на высокую полку, развернула полотенце, и из него выпали советские деньги. Испугавшись, она закопала их возле завалинки. Вкратце нам передала, что возле Лунинца был немецкий аэродром, оттуда самолеты через нашу местность летали на фронт. Отец и его друзья сделали засаду, вскоре показался автобус с немцами. Партизаны открыли винтовочно-автоматный огонь по нему. Было убито шестнадцать фашистских летчиков, которые ехали в дом отдыха. Партизаны взяли все оружие, новое офицерское обмундирование. На заднем сиденье лежало несколько мешков советских денег и мешок немецких писем, которые доставлялись в дом отдыха. Несколько десятков писем партизаны взяли с собой, а деньги и автобус облили бензином и подожгли.

Утром к нам пришла соседка по прозвищу Динка. Она славилась тем, что часто встречалась с полицаями и они, как видно, ей доверяли. Мама насторожилась. Но было поздно – в деревенской хате Динка уловила запах туалетного мыла.

-И чем это у тебя, Мария, так приятно пахнет в хате?

-Вот кашель забил, - пыталась хитрить мама, - наложила богульника, заварила, может, поможет.

Как только соседка ушла, мама взяла мыло (оно оказалось немецким, нигде не продавалось) и бросила в печь. Полотенце - туда же. Только стемнело, прибегает снова Динка, объявляет, что «сегодня ночью придут к вам полицаи вас всех расстреливать. Твой муж бандитом стал».

-Каким бандитом? Мой Семен, когда началась война, уехал к тестю на Кубань, - пыталась убедить доносчицу мать.

-Тогда забирай детей, и я с тобой, а то и мне грозили, переночуем эту ночь в Кузьминой картошке.

Мама поняла ее маневр и согласилась. Мы спрятались в картошке, далеко от дома, и ждали. Утром, когда вернулись в хату, увидели погром: все было перевернуто, разбросано. А мама сказала, что, наверное, искали то, что ароматно пахло – улика им была нужна - мыло.

Через два дня кто-то постучал в окошко. Мама подошла. Стучали не в то окно, значит, чужие. Неспокойно стало на сердце у всех нас. Мама вышла во двор и увидела несколько вооруженных мужчин.

-Доброй ночи вам, незнакомые люди, - сказала мама. За оградой стояла еще одна группа.

-Нас прислал твой муж Семен, чтобы ты, Мария, показала нам, где в вашей деревне живут полицаи, - почти шептал говоривший. - Покажешь нам каждого по отдельности. Мы их расстреляем поодиночке и будет в деревне тихо и мирно. Ведь эти полицаи, выродки, не дают жить спокойно.

-Хлопчики, миленькие, - взмолилась мать, она поняла, что здесь неладно. - Мой муж, когда началась война, поехал к тестю в гости на Кубань. Вот жду его каждый день, может, приедет. Говорят, что фронт далеко. Хотя бы соли с собой привез, а то она у меня кончилась.

-Вот покажешь, где живут полицаи, и мы тебе принесем соли.

-Полицаев в нашем селе нет. А может, и есть, но я не знаю, кто они и где живут. Была занята своими хлопотами: то заготовляла сено, то убирала рожь.

-Там возле твоей хаты расстреляли нашего друга-депутата.

-Я слышала, что закопали неизвестного человека.

-Если не знаешь, где живут полицаи далеко, покажи близких.

-И близких я не знаю.

-Мы все расскажем твоему Семену, что ты не помогла нам, партизанам. Не поздоровится ему от командира. Если не знаешь, где живут полицаи, то дай нам на дорогу продуктов.

-У меня дома есть только молоко, возьмите, если надо.

-Но мы еще к тебе зайдем, - со злостью сказали незнакомцы и ушли.

Мама вошла в дом, ее всю трясло.

-Дети, я догадалась, что это были полицаи из другой деревни, - сказала она.

Через два дня в деревне Пузичи повторилось то же, что было и у нас, но хозяин показал, где живут местные полицаи. Вся семья патриотов погибла от рук фашистов" [4].

Таким образом, воспоминания А.С. Данилевича, как воспоминания многих других очевидцев, полностью опровергают домыслы некоторых современных авторов о том, что Великая Отечественная война была продолжением Гражданской войны 1918-1921 гг. Советские люди, не по своей вине оказавшиеся на временно оккупированной врагом территории, прекрасно понимали и осуждали преступный характер действий предателей, изменников Родины, отщепенцев, добровольно перешедших на сторону врага. Рискуя жизнью, патриоты боролись с коллаборационистами, поддерживали партизан, веря в неизбежную победу над нацистами и их пособниками [5].

Ссылки и примечания

1. См. Колесник А.Н. Генерал Власов - предатель или герой?». М., 1991.

2. См. Антонов-Овсеенко А.В. Напрасный подвиг? М., 2003. С.450.

3. См. Власов Андрей Андреевич [Электронный ресурс]. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Власов,_Андрей_Андреевич (дата обращения: 25.04.2018).

4. См. Данилевич А. С. Партизанскими тропами //Балашовские ветераны о Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. К 60-летию Великой Победы. - Балашов: Изд. "РИЖ", 2005. - С.31-35.

5. Подробнее о коллаборационизме периода Великой Отечественной войны см.: Кузеванов Л.И. Кузеванов Л.И. О коллаборационизме времен Великой Отечественной войны: почему нельзя согласиться с А.В. Посадским? [Электронный ресурс]. URL: http://bs-t.3dn.ru/news/2017-12-17-414 (дата обращения: 6.05.2018).

©Кузеванов Леонид Иванович, кандидат исторических наук, доцент; составление, заголовок, ссылки, примечание, комментарий, 2018

Изображение плаката художника В.Б. Корецкого "Слава героям партизанам, разрушающим фашистский тыл" (1941 г.) размещено в интернете в свободном доступе.

Библиографическое описание статьи

Данилевич А.С. о патриотизме и предательстве в годы Великой Отечественной войны /Сост. Л.И. Кузеванов //Некоммерческий научный сайт "Балашовский следопыт". 2018. 6 мая. URL:http://bs-t.3dn.ru/publ/7-1-0-19

Вся информация, размещенная на данном сайте, предназначена только для чтения с экрана монитора и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как со специального письменного разрешения ННС "Балашовский следопыт" и автора-составителя. Все права защищены.

Категория: Великая Отечественная война | Дата добавления: 06.05.2018
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]