Каталог статей

Главная » Статьи » Знаменательные даты

2022 год. Памятные даты в истории России и Балашовского края.

"Сердце земли моей".

Данная летопись посвящена памяти Владимира Васильевича Смотрова (1939-2015), замечательного человека, ученого, педагога, беззаветно любившего свою Родину, внесшего значительный вклад в изучение биографий участников Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. из села Рассказань, в исследование истории Хоперского казачества, Балашовского уезда, деятельности сельских священников, в том числе канонизированных Русской Церковью [5, с. 398-399;7].

Ниже приводятся некоторые памятные даты 2022 г. общероссийского, регионального и местного характера (с выдержками из материалов и комментариями).

Автор-составитель летописи надеется привлечь внимание читателей прежде всего к книгам, статьям, очеркам, в которых имеются новые или малоизвестные исторические факты, приводятся соответствующие ссылки на источники и литературу. В конце летописи приведены выходные данные упоминаемых в тексте работ.

Общероссийские памятные даты

80 лет со дня начала Сталинградская битва (17.07.1942-2.02.1943). Из воспоминаний жителя г. Балашова И.А. Скорикова о Сталинградской битве.

"Меня давно мучают воспоминания о той ситуации, в которой оказалась осенью сорок второго года моя 62-я стрелковая дивизия... Невольно возникает в памяти балка Грачевая, длинная извилистая ложбина, поросшая мелким кустарником, с высохшим руслом. На ее скатах, скрытых от наблюдения противника, в вырытых на скорую руку землянках, щелях, просто норах, размещалось несметное число командных и наблюдательных пунктов, огневых позиций артиллерии, «катюш», штабных автомашин, узлов связи, повозок, дымящихся кухонь, медпунктов. Скопление техники и людей фиксировалось немецким самолетом-разведчиком «Рама», а затем следовали огневые артналеты или бомбежки с воздуха. Это угнетало и тревожило людей. Именно эта злополучная балка была первым и последним боевым рубежом 62-й дивизии в Сталинградском сражении... Дивизия прибыла к месту выгрузки на подходах к ст. Петров Вал без особых происшествий, если не считать налета вражеской авиации во время стоянки в Балашове и в пути следования. Обошлось без потерь. Уже после выгрузки из эшелонов немецкие «юнкерсы» беспрепятственно разбомбили два эшелона с боеприпасами, разрушили станционные постройки, разворотили и искорежили подъездные пути. Все почувствовали грозное дыхание фронта, грядущих боев. После короткой передышки походным порядком двинулись к Сталинграду. И тут допустили просчет: дивизия растянулась многокилометровой колонной, которая могла стать легкой добычей вражеской авиации. Быстро, на ходу перестроились в три колонны и, как оказалось, вовремя. Немецкие самолеты постоянно висели в небе. Пришлось двигаться только ночью, по 40-50 километров. Не курили, не разводили на привалах костров, машины шли с потушенными фарами. До обеда отдыхали, затем готовились к предстоящим боям... Последние километры похода были особенно трудны: нередко засыпали на ходу, а чтобы не упасть, держали друг друга за руки.

Чем ближе подходили к Сталинграду, тем ярче разгоралось вдали огромное незатухающее зарево, которое вскоре превратилось в гигантское черное облако, окутавшее город. Медленно исчезал, растворялся в дыму и пламени город моей юности. Там я окончил школу, пошел на завод, именно в этом, дорогом моему сердцу городе, сформировался как гражданин своей Родины. И этот город на глазах превращался в руины! Уже не нужно было прикладывать ухо к земле, чтобы услышать дальнее сражение. Оттуда доносился сплошной гул, напоминавший раскаты грома. Люди помрачнели, нахмурились, не слышно стало шуток и смеха. Дивизия изо всех сил спешила на помощь истекающим кровью защитникам города. Да и обстановка в самом Сталинграде продолжала ухудшаться — боевые действия переместились из центра в район заводов. Враг овладел поселком «Красный Октябрь», разрушил мой дом, мою школу. Тревожила судьба родных и близких. Вскоре немцы захватили тракторный и вышли к Волге.

В этот критический момент, когда решалась судьба города, наша дивизия вместе с соседними 99-й и 226-й вступили в бой. Наступил час испытания человеческой прочности, воли, выдержки и мужества...

День 19 октября сорок второго железным резцом врезался в память, запомнился на всю жизнь. Стояли погожие осенние дни, но ночью было прохладно. Блиндажей, оборудованных теплом землянок, не было. Ночью в окопах, укрытиях дрожали от холода, согревались собственным дыханием. Разные это были люди, некоторые из них не раз ходили со смертью в обнимку, другие, а их было большинство, шли в первый свой бой. Но, объединяло и роднило их чувство высокой ответственности за свое святое солдатское ремесло. Ничто—ни поражения, ни потери товарищей—не могли его поколебать.

...Затемно пробираемся с офицером разведки Гордеевым на боковой наблюдательный пункт.. Мой спутник—человек бывалый, уже прошел испытание огнем в недавних боях под Харьковом, шагает быстро и уверенно, я же, при посвисте трассирующих пуль, всякий раз припадаю к земле, на секунду замираю, как бы ищу защиты у матушки-земли. Сочувственная улыбка, доброжелательный взгляд товарища и ...страх куда-то постепенно отступает. Последнюю сотню метров преодолеваем решительным броском вперед. Мы у цели—в яме глубиной метра два. Осматриваюсь, вижу: наблюдателя со стереотрубой и примостившегося в углу телефониста. До противника метров триста, все вокруг просматривается и простреливается. Чтобы убедиться в этом, разведчик высовывает из укрытия саперную лопату с пилоткой. Минута-другая и отчетливо раздается характерный щелчок, напоминающий о смертельной опасности.

Моя задача — наблюдать за действиями правофлангового 123 полка, цели которого хорошо видны, и, по необходимости, докладывать по телефону на НП командира дивизии. Но вот наступает важный момент, та минута, с которой и начинается наступление—артподготовка. Солдаты узнают ее по шелесту снарядов, визгу мин в воздухе. Видно, как снаряды «Катюш» плывут один за другим. Слышно рыканье шестиствольных минометов, тявканье противотанковых орудий, стрекот пулеметов. Весь этот шум, визг, грохот давит на уши, еще плотнее вжимает человека в землю. В небо стремительно взлетают разноцветные ракеты, подан сигнал «В атаку», который дублируется резкими отрывистыми командами. Началась великая сеча.

Мне хорошо видно как вскакивают роты, бросаются вперед. Где-то в гуще бегущих—мой однокашник по курсам «Выстрел» саратовец Сергей Покровский, командир стрелковой роты (в этом бою, как я узнал позже, его тяжело ранило, он долго лежал в госпитале и война для него на этом закончилась). Отчетливо видно, как люди, согнувшись, с винтовками наперевес, стремились вперед, кричали что-то, падали, поднимались, вновь бежали. Все ближе и ближе траншеи врага. Но орудийный и минометный огонь нарастает, сливаясь в сплошной гул. Захлебываясь, немецкие пулеметы начали бить откуда-то справа. Всматриваюсь туда и различаю хорошо замаскированное пулеметное гнездо. Хватаю телефонную трубку, чтобы быстрее сообщить координаты неожиданно появившейся цели, но увы, связь нарушена. Телефонист, не дожидаясь приказа, рывком вскакивает из укрытия и бросается вперед на поиски порыва.

Однако, цель засекли наши артиллеристы и вскоре подавили ее. Но легче не стало, появились самолеты. Они с ревом пикируют на наши объекты, сбрасывают бомбы, бьют из пулеметов. Изредка появляются наши «ястребки» и также неожиданно исчезают. Противник полностью господствует в воздухе, что еще больше усложняет наше положение. Вижу, как цепь в нерешительности замешкалась и затем залегла. Огонь нарастает, буквально косит наших бойцов. Некоторые упали вблизи немецких окопов, другие приползли к своим—окровавленные и побелевшие. А мертвые остались у вражеских окопов, сотни немецких пуль пронзили бездыханные тела, рвали их на части...

Проходят минуты. Никого не видно. Солдаты слились с землей, каждый нашел себе спасительную ямку или укрытие за бугром. Атака захлебнулась... Все пошло прахом. С наступлением темноты придется отходить на исходные позиции.

Видно было по всему, что прорвать такую хорошо укрепленную мощную оборону наличными средствами не удастся. Сил у нас было явно недостаточно. Продолжать наступать — значит бессмысленно губить людей. Однако на следующий день, 20 октября, затем 21 и 22 числа наступление продолжалось: снова с утра артподготовка, сигнальные ракеты, команда «В атаку!». В ответ— плотный прицельный огонь противника и... огромные наши потери убитыми и ранеными.

Силы таяли день ото дня, наступательный порыв падал, а в последние дни октября совсем затих. Не удалось нам решить и частную задачу—отбить высоту с отметкой «МТФ». Созданный для этого сводный отряд под командованием капитана Козлова, понеся потери, прекратил атаки. Сил было мало для захвата такого мощного узла сопротивления.

С тех трагических дней прошло полвека. Спрашиваю себя: что двигало всеми нами, идущими на смерть? Наверное, все же долг и чувство ответственности за свой город, за свою деревушку, за родных и близких, веривших в нас, в нашу любовь к ним. Именно ради этого шли в бой и погибали... Дивизию расформировали, а оставшихся в живых передали в другие части. Так я оказался в 656 стрелковом полку 116 дивизии, в которой сражался до окончания разгрома немецких захватчиков под Сталинградом"[18; 13, с. 4; 10].

140 лет со дня рождения маршала Советского Союза Б.М. Шапошникова.

23 марта 2020 года исполнилось 75 лет со дня кончины Маршала Советского Союза Бориса Михайловича Шапошникова (2.10.1882-23.03.1945). До Победы он не дожил 48 дней. Родился будущий маршал 2 октября 1882 года в г. Златоуст Уфимской губернии (ныне - Челябинской обл.).

С 1907 по 1910 год Борис Михайлович учился в Академии Генерального штаба (Императорская Николаевская военная академия), по окончании которой был произведён в штабс-капитаны и причислен к Генеральному Штабу. С августа 1914 года участвовал в Первой мировой войне. В сентябре 1917 года Б.М. Шапошников произведён в чин полковника с назначением на должность командира 16-го гренадерского Мингрельского полка. Добровольно вступил в Красную армию, дослужился до Маршала Советского Союза (1940 г.).

По словам невестки маршала, Славы Александровны Шапошниковой, он был "набожным человеком и не скрывал этого". Сталин знал, что начальник Генерального штаба — человек глубоко верующий, что Борис Михайлович никогда не снимал старинной нательной ладанки. В ней, в частности, находились: казацкий нательный крест, серебряный, черный; благословение дедушки; три старинных иконки: Божией Матери из красного камня, и две святителя Николая: финифтевая и деревянная. Ладанка передавалась в семье Шапошниковых из поколения в поколение. Борису Михайловичу ее вручила мать. По свидетельству Славы Александровны, по утрам Б.М. Шапошников молился со словами: «Господи, спаси мою Родину и русский народ». То же завещал и сыну".

Сын, Игорь Борисович Шапошников, пошел по стопам отца, стал кадровым военным. Окончил три академии с золотыми медалями, воевал и был удостоен многих наград. Закончил военную службу в Академии Генерального штаба, будучи доктором военных наук, профессором кафедры стратегии, в звании генерал-лейтенанта.

«Борис Михайлович очень любил музыку. Он часами мог слушать классику. К тому же его супруга Мария Александровна обладала изумительным голосом и какое-то время пела в Большом театре". Маршал А.М. Василевский рассказывал, "как однажды он пришел к Борису Михайловичу на доклад. Надо сказать, Шапошников был очень собранным и ответственным человеком и вслушивался в каждое слово докладчика. И вдруг посреди доклада Борис Михайлович неожиданно прерывает Василевского: «Простите, Александр Михайлович. Давайте на пару минут прервемся. Сейчас по радио начнется трансляция концерта из Большого театра. Будет петь Мария Александровна. Давайте послушаем». Он включил радио и благоговейно слушал голос супруги».

Б.М. Шапошников был награжден тремя орденами Ленина (1939, 1942, 1945), двумя орденами Красного Знамени (1921, 1944), также имел орден Суворова I степени (1944), два ордена Красной Звезды (1934, 1938), медали. До революции был удостоен ордена Св. Анны IV и III степени (1914, 1915) и II степени с мечами (1916), ордена Св. Станислава III степени с мечами и бантом (1916), Св. Владимира IV степени с мечами и бантом (1914).

Имя военачальника носят улицы в Златоусте, Воронеже, Белебее, Горловке, Иркутске. Также в его честь назван большой противолодочный корабль Тихоокеанского флота ВМФ России «Маршал Шапошников». Его невестка Слава Александровна в киноэпопее «Освобождение» (съёмки проходили в 1967-1971 гг.) сыграла роль жены военачальника Марии Александровны [22[.

175 лет со дня рождения историка-новатора Н.Ф. Каптерева.

"Николай Федорович Каптерев (1847-1917), доктор церковной истории (1891), заслуженный профессор Московской Духовной академии (МДА) [1898], член-корреспондент Императорской Академии наук по историко-филологическому отделению (1910), лауреат Макариевской (1885) и Уваровской (1912) премий, действительный статский советник (1902; соотв. чину генерал-майора в армии), член IV Государственной думы от Московской губернии (1912-1917) и Поместного Собора Церкви Русской (1917), - родился в с. Кленово Подольского уезда Московской губернии в семье сельского священника.

Окончил Звенигородское духовное училище, Вифанскую духовную семинарию и историческое отделение МДА. В 1872 году оставлен при академии для подготовки магистерской диссертации. В 1874 году его монография «Светские архиерейские чиновники в древней Руси» была опубликована и успешно защищена в качестве диссертации магистра в МДА (науч. рук. доктор русской истории, протоиерей А.В. Горский, 1812-1875). С 1874 года доцент по кафедре древней гражданской истории МДА; экстраординарный профессор с марта 1883 года. В 1885 году успешно защитил в МДА диссертацию на соискание ученой степени доктора церковной истории о реформаторской деятельности патриарха Никона (Минова, 1605-1681)

Однако всесильный обер-прокурор Св. Синода Константин Петрович Победоносцев (1827-1907), по рекомендации зав. кафедрой истории и обличения русского раскола МДА, профессора Николая Ивановича Субботина (1827-1905), отменил решение Совета МДА и утверждение Синода, запретив публиковать работы Каптерева о патриархе Никоне.

Что же вызвало возражения Н.И. Субботина в трудах Н.Ф. Каптерева? Дело в том, что Николай Федорович Каптеров совершил научное открытие, не укладывавшееся в тогдашнюю официальную версию истории раскола XVII века. Основываясь на огромном архивном материале, он показал, что "древние наши церковные чины и обряды никогда никем у нас не искажались и не портились, а существовали в том самом виде, как мы, вместе с христианством, приняли их от греков, только у греков некоторые из них позднее изменились, а мы остались при старых, неизмененных, почему впоследствии и явилась рознь между московскими церковными чинами и обрядами и позднейшими греческими..."

Кроме того, Н.Ф. Каптерев убедительно доказал, что "инициатива произвести церковную реформу, в смысле объединения наших церковных чинов, обрядов и богослужебных книг с тогдашними греческими, принадлежит не Никону, а царю Алексею Михайловичу и его духовнику – протопопу Стефану Вонифатьевичу. Они первые, еще до Никона, задумали произвести церковную реформу, ранее наметили ее общий характер и начали, до Никона, понемногу приводить ее в исполнение; они еще до Никона вызвали в Москву из Киева знающих греческий язык книжных справщиков, с помощью которых еще до Никона уже начали исправлять наши книги с греческих и, что главное, они же создали и самого Никона, как реформатора-грекофила. Никон, сделавшись патриархом, только выполнял ту программу, какая ему дана была, конечно, в самых общих чертах, царем и Стефаном Вонифатьевичем".

«Самым замечательным открытием для науки,– писал видный историк Михаил Дмитриевич Приселков (1881-1941), -... открытием, прочно и решительно усвоенным как друзьями, так, кажется, и врагами, я считаю указание Николая Федоровича на то обстоятельство, что старый русский обряд (двуперстие, сугубая аллилуйя и проч.)... был в действительности старый вселенский... Троеперстие же и трегубая аллилуйя оказались позднейшим новшеством XV-XVI веков».

Научные открытия Николая Федоровича Каптерева были признаны сообществом профессиональных историков еще при его жизни, а попавшие когда-то под запрет научные работы, с необходимыми дополнениями, опубликованы.

В наше время Центром истории Византии и восточно-христианской культуры Института всеобщей истории Российской Академия наук ежегодно проводятся Каптеревские чтения. Как отмечается на сайте Центра, "Н. Ф. Каптерев оказался подлинным новатором, не боявшимся пересматривать устоявшиеся концепции, предлагать новые гипотезы, вызывавшие порой полемику и позволившие увидеть новые горизонты исследования. Именно это сочетание работы над неизученными и неизданными рукописными источниками с научной смелостью привлекло наше внимание к фигуре Н. Ф. Каптерева, именем которого и были названы чтения"[12].

Региональные и местные памятные даты

15 лет со дня выхода в свет коллективного труда "Балашовское Прихоперье в годы испытаний: очерки истории и историографии" (2007)[16].

В книге размещено девять очерков, в которых проанализирован ряд событий из истории Хоперского казачества, Православной церкви, Гражданской войны (1918-1921), "зеленого" и антоновского движений, новой экономической политики на территории Балашовского Прихоперья, описаны эпизоды жизни балашовцев в годы Великой Отечественной войны. Впервые полностью опубликованы воспоминания М.С. Гельфанда "Балашов в огне (1919 г.)", списки некоторых участников "красного" и бело-"зеленого" движений на территории Балашовского Прихоперья, дан историографический обзор некоторых краеведческих изданий. Наибольший вклад в создание этого труда внес Владимир Васильевич Смотров, изучивший многочисленные архивные материалы, обширную литературу, творчески использовавший фактические данные из собственных книг, как например, "Они из села Рассказань" (1992)[15] и "История села Рассказань" (2002) [14], части первой коллективного труда "Балашовский край в годы революции и гражданской войны (1917-1921)" (2002)[19]. Отрадно, что данные материалы творчески используются исследователями. Так, более двадцати ссылок на издание "Балашовское Прихоперье в годы испытаний: очерки истории и историографии" содержится в книге А.О. Булгакова "Балашов в кольце фронтов. 1917-1921" (2019) [20], что свидетельствует о продолжении историографической традиции, заложенной его предшественниками.

25 лет со дня выхода в свет книги Н.Е. Палькина "Балашовское застолье: Лирические повести, очерки".

Из книги: "Память сердца сильнее памяти рассудка. Сердце само знает, что ему хранить долгие годы, а что подержать, подержать и отринуть за ненадобностью" [11, с. 163].

30 лет со дня выхода в свет первого номера "Балашовского исторического журнала".

1 августа 1992 года вышел в свет первый номер "Балашовского исторического журнала", в котором, в частности, были опубликованы статьи А.А. Хрекова "Археологические тайны Прихоперья", В.В. Смотрова "Об укреплении песков вокруг села Рассказань и других сел Балашовского уезда", В.С. Вахрушева "Балашов в годы гражданской войны", Л.М. Кузевановой "К истории отечественной общественно-политической мысли (1987-1990). На материалах журнала "Новый мир"". Символично, что на обложке журнала размещено графическое изображение утраченной святыни г. Балашова - Свято-Троицкого собора.

35 лет со дня выхода в свет труда А.А. Шенникова "Червленый Яр. Исследование по истории и географии Среднего Подонья в XIV-XVI вв." [21].

Как показал автор монографии, "в хоперско-донском междуречье в золотоордынскую эпоху существовало объединение татарских, восточнославянских и, вероятно, мордовских территориальных общин без феодалов с военно-демократическим общинным управлением, подобное будущим казачьим обществам, получившее общее название «Червленый Яр»". Север Червленого Яра, соответствовавший части территории будущего Балашовского края, был присоединен к Московскому государству в последней трети XVI в. А.А. Шенников представлял Червленый Яр как пограничную зону между Русью и Золотой Ордой, территорию с ярко выраженной сельскохозяйственной спецификой. По мнению данного исследователя, буферно-приграничные зоны являлись местом постоянных зимовок для кочевников Золотой Орды, что обеспечивало относительную безопасность для русских земель. А.А. Шенников в первой главе своего труда указывал, что версия о существовании Червленого Яра в XII в. основана на сообщении Никоновской летописи под 1148 г. Однако исследование А. Г. Кузьмина показало, что сообщение под 1148 г. относится к серии фальсификаций, попавших в Никоновскую летопись из какого-то не дошедшего до нас источника рязанского происхождения (воз­можно, из местной летописи).

Фальсификация имела одну цель: приписать Рязанскому княжеству территории, которые ему не принадлежали. «Очевидно, сообщение Никоновской летописи о Червленом Яре под 1148 г. следует считать недостоверным», - подчеркивал А.А. Шенников (при этом он сделал существенную оговорку: «это не значит, что объект под таким названием не мог существовать в 1148 г., но до­казывать его существование надо не с помощью сообщения Нико­новской летописи, а как-то иначе»).

Утверждение тамбовского исследователя П.Н. Черменского о «запустении» Червленого Яра с середины XIV века также сомнительно, так как основано на данных пространной редакции «Хождения Пименова», тогда как более достоверные сведения сообщаются в краткой редакции этого источника.

В краткой редакции нет ни «градов красных», ни троекратного повторения слова «пустыня», ни длинного перечня зверей и птиц. А.А. Шенников пишет, что «без упоминания о «градах красных» «пустыня» остается просто пустыней, но не означает «запустения», т.е. такого состояния, когда пустыне предшествовало какое-то население»[21, с. 36-37, 103, 128-131]. Таким образом труд А.А. Шенникова является весьма ценным историографическим источником по предыстории Балашовского края.

50 лет со дня преставления балашовского хирурга Николая Александровича Софинского (1895-1972).

"В декабре 1937 г. Н. А. Софинского перевели в Балашов на должность заведующего хирургическим отделением Балашовской центральной районной больницы. Во время Великой Отечественной войны служил ведущим хирургом эвакогоспиталей в Балашове, позднее - назначен главным хирургом Балашовской области. Под редакцией Н. А. Софинского были изданы сборники трудов врачей. С 1955 г. Софинский являлся председателем Единого научного общества врачей города и района, преподавал хирургию в Балашовском медицинском училище.

Николай Александрович был делегатом Всероссийского съезда хирургов в 1958 и 1962 годах. В 1955 г. принял участие в VII научной сессии института хирургии имени А. В. Вишневского в Москве. В 1971 г. балашовский хирург получил приглашение принять участие в XXIV Международном конгрессе хирургов. В 1965 году Н. А. Софинский ушёл на пенсию, занимался общественной деятельностью. Умер 10 октября 1972 г. в Балашове. Многолетний добросовестный труд Н.А. Софинского был высоко оценен государством. В 1949 году он был награжден орденом Ленина, а также медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», ранее удостоен звания "Заслуженный врач РСФСР". 25 июля 1973 г. Больничный переулок в г. Балашове был переименован в улицу имени Н. А. Софинского, в его честь установлена мемориальная доска"[1].

90 лет со дня рождения ученого и изобретателя, уроженца г. Балашова, Дубровина Анатолия Сергеевича.

Анатолий Сергеевич Дубровин родился в г. Балашове Саратовской области в 1932 году, в семье рабочего. В 1957 г. закончил Московский институт стали и сплавов по кафедре известного ученого-металлурга, уроженца г. Саратова, Вячеслава Петровича Елютина (1907-1993), ставшего первым министром высшего и среднего специального образования СССР (1959-1985). С 1959 г. работал в научно-исследовательском институте металлургии (НИИМ, г. Челябинск) младшим, старшим научным сотрудником, а с 1980 г. - заведующим лабораторией металлотермических процессов.

"Теоретически обосновал методы тепловых расчетов для металлотермических процессов, исследовал кинетические закономерности получения хрома, ферротитана, редких сплавов и лигатур и совершенствовал печные и внепечные процессы производства сплавов хрома, титана, молибдена, вольфрама, ниобия. Разработал и внедрил технологию получения высокочистого хрома с низким содержанием цветных металлов, азота, кислорода и хромовых изделий для напыления. Создал способ производства огнеупорного высокоглиноземистого цемента из шлаков алюминотермической плавки хрома и ферротитана" и многое другое.

Имел около 140 публикаций, 123 авторских свидетельства СССР и патентов РФ. Лауреат премии Совета Министров СССР за 1984 г. Лауреат премии правительства Российской Федерации за 1998 г.

За заслуги в научной деятельности награжден орденом Трудового Красного Знамени (1974 г.), двумя правительственными медалями, шестью медалями ВДНХ – «За успехи в народном хозяйстве СССР», знаками «Отличник изобретательства и рационализации (1981,1982 гг.), «Отличник изобретательства и рационализации XI пятилетки» (1986 г.), «Лучший изобретатель черной металлургии» (1988 г.) [24].

95 лет со дня рождения писателя Н.Е. Палькина (1927-2013), почетного гражданина г. Балашова и Саратовской области.

"Для меня Балашов, - писал Николай Егорович, - особый мир. До сих пор по его зеленым и пыльным улицам бегает мое босоногое детство. До сих пор в железнодорожном парке, под звуки духового оркестра танцует моя молодость..." На стихи Н.Е. Палькина созданы популярные в народе песни (композиторы В. Г. Захаров, В. С. Левашов, С. С. Туликов, Г. Ф. Пономаренко, Г. Д. Заволокин и др.). “В мое творчество, – вспоминала Народная артистка СССР Людмила Зыкина (1929-2009), – Николай Палькин вошел песней С. Туликова “Что хотите, говорите...”. Поэт очарован русской землей, любуется ее природой, давними традициями, в которых воплощается русская душа. Подкупают чистота стиха, его незатейливость... Основа творчества поэта – это Россия, ее люди. Им он предан без остатка” [4].

95 лет со дня рождения Почетного гражданина Балашовского района Н.З. Тремасова.

"Тремасов Николай Захарович (1927-2005), доктор технических наук, профессор, почетный гражданин Балашовского района (2003), родился в с. Репное Балашовского уезда. В 1967 году был удостоен звания лауреата Государственной премии, награжден двумя орденами Ленина, орденом «Знак Почета», двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Октябрьской Революции. Написал книгу воспоминаний «Назначение отменяется. Позвоните по телефону», в которой рассказывает об истории создания ракетно-ядерного щита СССР, встречах и совместной работе с легендарными конструкторами ядерного оружия. Н.З. Тремасов несомненно обладал талантом мемуариста, о чем свидетельствуют его литературные труды. Так, для потомков он сохранил очень ценные сведения о другом замечательном уроженце Балашовского края - Анатолии Александровиче Власове (1908-1975)..." [17].

95 лет со дня рождения исследователя локальной истории Г.В. Еремина (1927-2015).

По отцовской линии родовые корни кандидата технических наук Георгия Викторовича Еремина "уходят в историю с. Тростянка Балашовского района Саратовской области, по материнской - Пензенского края. Всего исследователем опубликовано более двухсот работ историко-краеведческого характера, отличающихся тематическим разнообразием и научной основательностью [например, "Саранская крепость в первой половине XVIII века" (Исследование по истории Мордовской АССР: Труды НИИЯЛИЭ. Саранск, 1972. Вып. 43), "Новые документы о семье Чернышевских" (Н.Г. Чернышевский. Статьи, исследования и материалы: межвузовский науч. сб. /Под ред. Е.И. Покусаева. Саратов: Изд-во Саратовского ун-т, 1975. Вып. 7), "Реки Пензенской области" (Саратов, 1989. Соавт. П.В. Зимин), "Мокшанский полк на сопках Маньчжурии" (Военно-исторический журнал. 1992. № 10), "Бутовская земля: история, события, люди. (М., 2012. Соавт. Н.А. Токанова].

В "Пензенской энциклопедии" (2001) Георгий Викторович опубликовал 41 статью. В частности, он доказал, что Пенза была основана в 1663 году, эта дата признана официально. В книге "Реки Пензенской области" приведены названия рек, речек, ручьев в бассейнах Суры - 1035, Мокши - 831, Хопра - 654. В 1997 году, в третьем номере "Российского исторического журнала", вышла в свет статья исследователя "Город Балашов в ранние годы". Изучив материалы Российского государственного архива древних актов, Георгий Викторович пришел к выводу, что уже в 1806 году в городе существовал двухпрестольный Свято-Троицкий собор (ранее считалось, что он был однопрестольным и возник в 1820 году). Все кто знали Георгия Викторовича отмечают его научную добросовестность, исследовательскую "дотошность, желание познать изучаемое явление до самого корня" [2].

100 лет со дня рождения поэта-фронтовика В.Т. Станцева (1922-2009), уроженца деревни Родионовка Балашовского уезда.

"Венедикт Тимофеевич родился в деревне Родионовка Балашовского уезда (с 1928 года - территория Турковского района) в семье крестьянина. "В деревне, в которой я родился, и двадцати хат не было", - вспоминал поэт. - Стояла она в самом углу Саратовской области, ближе к суховеям казахским. От нее, деревни, если скакать на тройке резвых, ни до какой иностранной державы не доскачешь. Глухомань первобытная, скифская. Но земляки мои взращивали на полях все, что могло расти, кроме бананов и всяких там ананасов. Жили-не тужили, пока не нагрянула коллективизация. Деревня потихоньку увядала, а при Хрущеве и вовсе концы отдала. Нету ее, моей деревни. Обидно очень. До слез прямо. Плохо без нее, моей родины. Прильнул бы к ее порогу, да нет его, порога. Тоска..."

В 1929 году "в глухую зимнюю пору" семья Станцевых из пяти человек переехала в Балашов, где "жили впроголодь". В 1937 году был репрессирован отец поэта, работник железнодорожной станции. Из рассказа дочери писателя, Светланы, выясняется, что на станции случилось какое-то происшествие, и на деда кто-то донес, хотя он был не виновен. "Деда забрали – и больше Венедикт Тимофеевич своего отца никогда не видел".

Однако Венедикту хватило упорства и знаний в 1939 году поступить на физико-математический факультет Балашовского учительского института, который он успел закончить в 1941 году. Кроме математики, юноша очень любил литературу. В одном из интервью писатель рассказывал, что еще до войны "всегда много читал, иду – а за поясом книга – Гайдар, Островский, Майн Рид, Лермонтов... И хотя, к примеру, тот же Есенин был запрещён, я читал его наизусть своим друзьям".

В первые же дни Великой Отечественной войны Венедикт обратился в военкомат с просьбой отправить добровольцем на фронт. В армию призвали из Балашова в сентябре 1941 года. Об этом времени поэт рассказал в стихотворении "30 сентября": "Как дождило в тот день, как листопадило, как исходили тоской ребята. Веселило нас песнями радио с крыши военкомата..."[3].

145 лет со дня рождения святителя Луки (в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий).

"Жизнь святителя Луки (в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, 1877-1961), одновременно бывшего хирургом с мировым именем, была тесно связана с Балашовским краем. Известно, что в начале 1909 года он подал прошение и был утверждён в должности главного врача земской больницы с. Романовка Балашовского уезда Саратовской губернии. Семья прибыла туда в апреле того же года.

Живя в Романовке, В.Ф. Войно-Ясенецкий, кроме обширной медицинской практики, активно занимался научными исследованиями. Так, он изучал гнойные опухоли под микроскопом, что в условиях Романовской земской больницы было весьма непростым занятием. Ученый публиковал результаты своих исследований в журналах «Труды Тамбовского физико-медицинского общества» и «Хирургия».

В августе 1909 г. он обратился к Балашовской земской управе с инициативой создать уездную медицинскую библиотеку, ежегодно публиковать отчёты о деятельности земской больницы. Кроме того, Валентин Феликсович предложил создать патологоанатомический музей в целях исключения врачебных ошибок. Однако Балашовской земской управой была одобрена только идея создания библиотеки. Через год, в августе 1910 года, библиотека была открыта. Это здание, видимо, было снесено в советское время в ходе нового строительства...

За свои труды, кроме академических, святитель был удостоен церковных и государственных наград. В 1946 г. в газете «Красный Крым» была опубликована заметка такого содержания: «Вчера в Крымском Облисполкоме состоялось вручение диплома и почетного знака лауреата Сталинской премии 1 степени профессору Валентину Феликсовичу Войно-Ясенецкому. Это высокое звание было присуждено ему постановлением Советского Правительства от 26 января 1946 года за научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений, изложенных в научных трудах: «Очерки гнойной хирургии», законченном в 1943 г., и «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов», опубликованном в 1944 г.

По поручению Комитета по Сталинским премиям при Совете Министров СССР, диплом, золотой почетный знак и удостоверение лауреата профессору Войно-Ясенецкому вручил председатель Крымского Облисполкома А.Д. Кривошеин. Тов. Кривошеин поздравил ученого и пожелал ему здоровья и дальнейших успехов в его научных трудах на благо Родины.

Принимая диплом и почетный знак, профессор Войно-Ясенецкий заявил: - Благодарю Советское Правительство, так высоко оценившее мои научные труды. Для меня – это большое, радостное событие. Можете быть уверены, что все свои силы я отдам на служение народу.

В состоявшейся затем краткой беседе профессор Войно-Ясенецкий выразил желание, в целях улучшения постановки лечебного дела в области, прочесть крымским врачам цикл лекций по гнойной хирургии».

За самоотверженную деятельность в годы войны в качестве хирурга святитель был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг." Каждый день, пока позволяло здоровье, он проводил по десять-двенадцать операций, спасая жизни и здоровье раненых воинов.

В 1943 году архиепископ Лука, наряду с другими иерархами, подписал Постановление Собора Русской Православной Церкви об отлучении и лишении сана перешедших на сторону фашистов представителей духовенства...

Св. Лука преставился 11 июня 1961 г. в Симферополе, будучи архиепископом Русской Православной Церкви. Как известно, в 2000 г. подвижник был канонизирован Русской Православной Церковью для общецерковного почитания. Прихоперцы помнят святителя. Так, жители поселка Романовка добились переименования улицы «Территория больницы» в «Улицу Войно-Ясенецкого». На здании местной больницы установлена памятная доска, в терапевтическом отделении - памятный стенд. Подобные стенды появились в районной библиотеке и Романовской средней школе. На доме, где жил святой, установлена памятная табличка. В 2014 г. в Романовской библиотеке открыта музейная комната с подлинными вещами святителя, переданными правнучкой В.Ф. Войно-Ясенецкого Татьяной Валентиновной (книги, хирургический инструмент (зажим), земля из склепа и др.). Для детей проводятся экскурсии на тему «Романовка и святитель Лука» [9].

160 лет со дня освящения монастырской церкви в честь Покрова Пресвятой Богородицы г. Балашова.

О Покровской церкви в «Саратовских епархиальных ведомостях» (1895 г.) есть такая запись: «Покровская - при Балашовском Покровском женском монастыре; построена тщанием балашовского купца Иллариона Иванова (т.е. Ивановича - автор ст.) Иванова и 13 июля 1862 года освящена; каменная, крепкая и теплая. Кроме главного престола есть придельный - во имя Преподобного Сергия Радонежского Чудотворца; утвари в церкви достаточно. Ближайшие к монастырю церкви: Успенская и Ильинская в городе Балашове».

Однако Покровская церковь не сразу стала монастырской. В 1860 г. на средства И.И. Иванова и на его земле была построена женская богадельня, а при ней, в 1862 году, однопрестольный Покровский храм. В 1871 году, по согласованию со Св. Синодом, богадельня преобразовывается в женскую общину, при церкви возводится второй придел – во имя преподобного Сергия Радонежского.

Монастырским храм становится в 1884 году – с возникновением Балашовского Покровского женского общежительного монастыря. В 1887 г. начинается строительство нового храма - Покровского монастырского собора. Но его возведение не было закончено из-за нехватки средств, начавшейся революции 1917 г. и Гражданской войны. Таким образом, Покровская церковь в разное время была «при богадельне», женской общине, и, наконец, стала монастырской.

Кто же служил в этом храме? В документах 1882 г. упоминается священник Андрей Розанов в связи с его избранием уполномоченным на епархиальные и училищные съезды на трехлетие с 1882 года по "Балашовскому десятку". В 1886 г. ему предоставляется место священника в соборном храме г. Аткарска.

В 1888 г. в Покровском храме в качестве священника начинает служить диакон Саратовского кафедрального собора Владимир Шеляговский. В 1889 г. он переводится священником в храм с. Городище Царицынского уезда, а на его место, в Покровскую церковь, назначается священник Яков Преображенский, ранее служивший в селе Городище.

В этом же году священник храма Иоанн Краснопевцев получает место священника при церкви с. Три Острова Балашовского уезда, а на его место перемещается священник с. Караваевка Вольского уезда Николай Орлов.

В 1890 г. место священника Покровского храма получает псаломщик-диакон Саратовской Покровской церкви Алексей Фатуев, который в 1892 г. переводится на священническое место при церкви с. Краснояр Балашовского уезда. На его место был перемещен священник с. Серино Камышинского уезда Алексей Кулясов. В 1897 г. в документах упоминается священник Стефан Голубев, занимавший должность законоучителя в первом женском начальном училище г. Балашова. В 1902 г. он переводится в Пензенскую епархию.

В 1900 г. место священника при Покровской церкви предоставляется диакону с. Турки Балашовского уезда Семену Табернакулову, который в 1902 г. становится законоучителем при первом женском городском училище г. Балашова вместо Стефана Голубева, а в 1905 г. становится законоучителем в третьем мужском и третьем женском приходских училищах г. Балашова (с освобождением от должности законоучителя в первом женском училище). Погиб в годы гонений на Церковь - в 1937 г. расстрелян в Балашове.

В 1901 г. в храм переводится диакон с. Княжево Тамбовского уезда (Тамбовская епархия) Митрофан Кандидатов. В 1902 г. в Покровском храме предоставляется место священника Николаю Розанову, ранее служившему священником соборной церкви г. Городище Пензенской епархии. В 1922 г. о. Николай входил в состав комиссии по изучению обстоятельств вскрытия склепа с телом усопшего в 1908 г. Преосвященного Павла (Вильчинского). Склеп был сооружен в правом приделе недостроенного монастырского Покровского собора г. Балашова.

В 1913 г. священник Спасо-Преображенской церкви слободы Песчанка Балашовского уезда Феодосий Никольский перемещается сверхштатным священником к Покровской церкви.

Таким образом, удалось выяснить имена более десяти клириков, служивших в Покровском храме г. Балашова с 1882 по 1913 гг.

Перспективы дальнейших исследований: 1) нужно выявить имена клириков, служивших в Покровской церкви с 1862 по 1881 гг., а также с 1914 по 1917 гг. и в советское время; 2) необходимо исследовать события внутренней жизни храма за все годы его существования, судьбы клириков и их родных в годы Гражданской войны, массовых репрессий и Великой Отечественной войны. Кроме того, остается не исследованной проблема одновременного существования двух монастырских храмов с одним и тем же наименованием - в честь Покрова Пресвятой Богородицы. То есть надо выяснить - были ли какие-либо планы в отношении действовавшего с 1862 года Покровского храма после предполагаемого завершения строительства и освящения монастырского Покровского собора? [23].

255 лет со времени возведения первого здания балашовского Свято-Троицкого собора (1767 г.).

В некоторых краеведческих изданиях "утверждается, что Свято-Троицкая каменная однопрестольная церковь была построена в г. Балашове в 1820 году. Но, как подчеркивал Г.В. Еремин (1927-2015), данный храм был построен в 1806 году и уже тогда был каменным и двухпрестольным. Исследователь опирался на данные, извлеченные из экономических примечаний к Генеральному межеванию, проводившемуся в Саратовской губернии в 1795-1835 гг. (по другим данным - в 1797-1835 гг.). Этот документ хранится в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА).

Однако на самом деле... одно их самых ранних зданий Троицкого храма было построено в 1767 г. и освящено в 1768 году в с. Балашово (г. Балашова и Саратовской епархии, как известно, тогда еще не было).

То есть найденные данные, опубликованные в официальном журнале Саратовской епархии "Саратовские епархиальные ведомости", не подтверждают тезис о том, что "Свято-Троицкий собор был однопрестольным". В действительности, одно из самых ранних зданий Троицкого храма было двухпрестольным уже в 1768 году (престолы в честь Св. Троицы и Архистратига Михаила), двухпрестольным оно оставалось, как отмечалось выше, в 1806 году.

Скорее всего, это здание, как и здание Михайло-Архангельской церкви (1765 г.), было деревянным. По каким-то причинам на его месте в 1806 году было возведено новое, каменное здание с теми же названиями престолов, что и в 1768 году. В 1820 году, можно предположить, был возведен придел во имя Митрофания, Воронежского Чудотворца и храм стал трехпрестольным.

В "Справочной книге Саратовской епархии" сообщается, что в 1879 году был построен "новый пятипрестольный" Свято-Троицкий собор. Но из письма соборного протоиерея Романа Львовича Левитского (1824-1893) в Балашовскую земскую управу от 20 ноября 1881 года выясняется, что строительство было еще не завершено. Об этом же он писал в своей брошюре «Слово о построении Соборного Свято-Троицкого храма в г. Балашове соборного протоиерея, магистра Романа Левитского».

Что же произошло в действительности в 1879 году? В 1879 г. здание храма было не построено, а «сломано» «за маловместимостью и ветхостью», но не все, а только восточная (где находился престол в честь Св. Троицы) и средняя части.

Вместе с тем, после этого события продолжали действовать два придела во имя Архистратига Михаила и св. Митрофания Воронежского Чудотворца в западной, сохранившейся части храма (трапезная), а также колокольня (перестроенная в 1870 году). То есть трапезная (притвор) и колокольня собора не «разбирались».... было установлено: с 1879 г. и до 5 октября 1895 г. Троицкий храм продолжал функционировать, но уже как двухпрестольный... 5-7 октября 1895 года были освящены не пять, а лишь три престола - в честь Св. Троицы, во имя св. Николая Чудотворца и св. великомученицы Екатерины. Именно после этого события Свято-Троицкий собор стал функционировать как пятипрестольный храм (кроме новых трех, продолжали действовать престолы во имя Архистратига Михаила и св. Митрофания Воронежского Чудотворца, которые, по понятным причинам, не нужно было заново освящать, они продолжали находиться в помещении собора, только в другой его части - в трапезной).

На основании проведенного исследования... был сформулирован вывод: с научной точки зрения не корректно говорить, что был построен "новый Свято-Троицкий собор". Правильнее говорить: были построены и освящены восточная и средняя части храма.

То, что было очевидно жителям Балашова в 1879-1895 годах, наблюдавшим строительство этих частей храма и одновременно ходившим на церковные службы в другую, "старую", по-прежнему действующую западную часть собора, - не очевидно ныне живущим горожанам. Ведь фраза "был построен новый Свято-Троицкий собор" до сих пор ошибочно понимается так, что старый собор был полностью "сломан" и перестал функционировать... храм продолжал свою деятельность на протяжении примерно пятнадцати лет строительства восточной и средней его частей" [8].

Краткий список литературы

1. Балашовский хирург Николай Александрович Софинский. К 125-летию со дня рождения /Автор-сост. Л.И. Кузеванов //Некоммерческий научный сайт "Балашовский следопыт". URL: http://bs-t.3dn.ru/publ/2-1-0-694

2. Еремин Георгий Викторович (1927-2015), авторитетный исследователь локальной истории /Автор-сост. Л.И. Кузеванов //Некоммерческий научный сайт "Балашовский следопыт". URL: http://bs-t.3dn.ru/publ/17-1-0-773

3. "Зову я мальчишек седых". Поэт-фронтовик Венедикт Тимофеевич Станцев (1922-2009) /Автор-сост. Л.М. Кузеванова //Некоммерческий научный сайт "Балашовский следопыт". URL:http://bs-t.3dn.ru/news/2021-04-24-394

4. "Какой же простой и красивый был Николай Егорович человек". К 95-летию со дня рождения Н.Е. Палькина. /Автор-сост. Л.М. Кузеванова //Некоммерческий научный сайт "Балашовский следопыт". URL: http://bs-t.3dn.ru/publ/2-1-0-340

5. Кузеванов Л.И. История Балашовского края: проблемы методологии и историографии: моногр. Саратов: СГЮА, 2014. 576 с.

5. Кузеванов Л.И. Церковная история Балашовского края. М.: Перо, 2016. 256 с.

7. Кузеванов Л.И. Подвижник балашовского краеведения Смотров Владимир Васильевич (1939-2015) //Некоммерческий научный сайт "Балашовский следопыт". URL:http://bs-t.3dn.ru/publ/17-1-0-194

8. Кузеванов Л.И. Свято-Троицкий собор г. Балашова: к 125-летию освящения восточной и средней частей здания //Некоммерческий научный сайт "Балашовский следопыт". URL: http://bs-t.3dn.ru/publ/31-1-0-526

9. Кузеванова Л.М. Великий патриот своего Отечества. К 145-летию со дня рождения святителя Луки (Войно-Ясенецкого) //Некоммерческий научный сайт "Балашовский следопыт". URL: http://bs-t.3dn.ru/publ/28-1-0-632

10. "Он защищал Сталинград". Воспоминания И.А. Скорикова. К 80-летию начала Сталинградской битвы /Автор-сост. Л.М. Кузеванова //Некоммерческий научный сайт "Балашовский следопыт". URL: http://bs-t.3dn.ru/publ/7-1-0-105

11. Палькин Н.Е. "Балашовское застолье": Лирические повести, очерки. Саратов, 1997. 273 с.

12. "Подлинный новатор". Профессор Каптерев Николай Федорович. К 175 - летию со дня рождения /Автор-сост. Л.И. Кузеванов //Некоммерческий научный сайт "Балашовский следопыт". URL: http://bs-t.3dn.ru/publ/21-1-0-868

13. Самсонов А.М. Сталинградская битва. 4-е изд., испр. и доп. М.: Наука, 1989. 630 с.

14. Смотров В.В. Они из села Рассказань, Саратов, 1992. 160 с.

15. Смотрова В.В., Смотров О.В. История села Рассказань. Часть 1. Балашов, 2002. 168 с.

16. Смотров В.В, Смотров О.В., Кузеванов Л.И. Балашовское Прихоперье в годы испытаний: очерки истории и историографии. Балашов, 2007. 400 c.

17. Уроженец с. Репное профессор Николай Захарович Тремасов. К 95-летию со дня рождения /Автор-сост. Л.И. Кузеванов //Некоммерческий научный сайт "Балашовский следопыт". URL: http://bs-t.3dn.ru/publ/2-1-0-786

18. Скориков И.А. Севернее Сталинграда (воспоминания окопника) //Балашовский исторический журнал, 1993, №1. С. 20-24.

19. Сморов В.В., Смотров О.В., Вахрушев В.С. Балашовский край в годы революции и Гражданской войны (1917-1921). 2- изд., доп. Балашов, 2002. 96 с.

20. Булгаков А.О. Балашов в кольце фронтов. 1917 – 1921 /Под ред. А. В. Посадского. М., 2019. 272 с.

21. Шенников А.А. Червленый Яр. Исследование по истории и географии Среднего Подонья в XIV-XVI вв. Л., 1987. 139 с.

22. К 140-летию со дня рождения маршала Бориса Михайловича Шапошникова /Автор-сост. Л.И. Кузеванов //Некоммерческий научный сайт "Балашовский следопыт". URL: http://bs-t.3dn.ru/publ/1-1-0-646

23. Кузеванов Л.И. Монастырская церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы г. Балашова. К 160-летию со дня освящения //Некоммерческий научный сайт "Балашовский следопыт". URL: http://bs-t.3dn.ru/publ/32-1-0-547

24. Ученый и изобретатель Дубровин Анатолий Сергеевич (1932-1999). К 90-летию со дня рождения /Автор-сост. Л.М. Кузеванова //Некоммерческий научный сайт "Балашовский следопыт". URL:http://bs-t.3dn.ru/news/0-0-0-385

©Кузеванова Леонид Иванович, кандидат исторических наук, доцент; составление, комментарии, заголовок, 2021-2022

Материал размещен с разрешения автора-составителя.

Библиографическое описание материала

2022 год. Памятные даты в истории России и Балашовского края //Некоммерческий научный сайт "Балашовский следопыт" //Автор-сост. Л.И. Кузеванов. URL: http://bs-t.3dn.ru/news/2021-11-11-616

Изображение Владимира Васильевича Смотрова размещено с согласия О.В. Смотрова.

Вся информация, размещенная на данном сайте, предназначена только для чтения с экрана монитора и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как со специального письменного разрешения ННС "Балашовский следопыт" и автора-составителя. Все права защищены.

Категория: Знаменательные даты | Дата добавления: 04.12.2021